Боброво [TR/16471]

Усадьба Анненковых в Боброво. Фото 1920-х годов
Усадьба Анненковых в Боброво. Фото 1920-х годов
ТАЙНИК
Тип: Традиционный
Класс: Архитектурный
Исторический
Прогулка
Автор запретил искать и извлекать контейнер в зимний период
КООРДИНАТЫ (WGS84)
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Украина
Сумская обл.
Лебединский р-н
БЛИЖАЙШИЙ НАС.ПУНКТ
Боброво, Каменное, Пристайлово
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 3
Местность: 5
РЕЙТИНГ
5.00Рекомендаций: 1Нашли: 1
АТРИБУТЫ [?]
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ФОТОАЛЬБОМ ТАЙНИКА
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Здание бывшей школы в Боброво
Здание бывшей школы в Боброво
Остатки Николаевской церкви в Боброво
Остатки Николаевской церкви в Боброво
Могила Елизаветы Бухариной возле Николаевской церкви
Могила Елизаветы Бухариной возле Николаевской церкви
Ахтырская икона Богоматери, когда-то находилась в Николаевской церкви, сейчас в частной коллекции в Лебедине
Ахтырская икона Богоматери, когда-то находилась в Николаевской церкви, сейчас в частной коллекции в Лебедине
Автор: NeposedЫ
Создан: 02.11.2014
(отредактирован 21.03.2015)
Компаньоны: Україна

Описание окружающей местности

Возникновение нынешнего села Боброво относится к тому периоду, когда происходило заселение опустевшего после татарского господства края. Начиная с XVI века, было два потока колонизации: с севера шла московская, связанная со строительством оборонительных линий для охраны границ Московского царства, а с запада – украинская. Ее первая волна была вялой. Так в начале 1640-х годов появляются Каменное, Азак, Межирич, Бобрик и другие. После поражения казацкого войска под Берестечком (июнь 1651 г.) начинается «вторая волна» - бегство украинцев от усилившегося польского гнета. Основываются Лебедин, Михайловка, Червленое, Пристайлово, Боброво… Название селу, как, наверное, и Бобрику дали бобры, которых было множество в местных реках и озерах.

По данным «Топографического описания Харьковского намесничества 1785 г.» (К. «Наукова думка», 1991, с. 90-91), в 1779 году в Боброво, которое административно принадлежало сначала к Путивльскому уезду, а впоследствии к Ахтырскому (Лебедин только в 1835 году станет уездным городом), проживало 346 казаков, один крестьянин и один однодворец, есть казак, который закончил свою службу и после «демобилизации» получил надел земли.

Как видно из других статистических документов (А. Д. Твердохлебов «Ахтырский уезд накануне 19 века», Харьков, 1913, с. 23-31), в конце XVIII в. главным землевладельцем в Боброво был титулярный советник Неплюев. Ему принадлежал и винокуренный завод с пятью котлами. Менее состоятельными владельцами являлись прапорщик Рославцев, штабс-капитан Горбовцов. Народная молва донесла до нас еще и Колтунова или Колтуновского. Очевидно, что земля досталась им или их предкам высочайшим царским указом как российским дворянам.

Около 1780 г. владения бобровских помещиков выкупили Бухарины, чей род был очень известным и влиятельным. По родословным книгам их предок выехал из Швеции в начале XV века. Его правнук Григорий Наумович, прозванный Бухара, и стал родоначальником Бухариных. Одним из продолжателей рода был Иван Яковлевич Бухарин (1772 – 1858 г.). По семейному преданию, сразу при рождении Иван Яковлевич был пожалован императрицей Екатериной II в мичманы. Однако согласно документам звание сержанта Преображенского полка присваивается ему только в 1785 г. Дед Ивана Яковлевича, адмирал Пущин, забирает юного офицера к себе на службу флотским флигель-адъютантом, а затем генерал-адъютантом, и открывает ему доступ к императорскому двору царицы Екатерины II. Впоследствии Иван Яковлевич Бухарин станет капитаном первого ранга, а после отставки с флота на гражданской службе - тайным советником, сенатором, губернатором Рязанской, Архангельской, Астраханской, Киевской (1821-1822) губернии и Великого княжества Финляндского.

И.Я. Бухарин был женат на Елизавете Фёдоровне Полторацкой (1789—1828), происходившей из известного дворянского рода Полторацких. Есть сведения, что их брак не был счастливым. Бухарин был кутилом и мотом - «мы всё пропьём, но флот не опозорим!». И Елизавета Фёдоровна, в 1826-27 гг., не выдержав такого поведения мужа, поселилась отдельно от него в Бобровском имении. Во время нервного срыва она, находясь в одиночестве, ведь ее дети в это время учились и были далеко от нее, выпрыгнула из окна второго этажа и вместо ожидаемой смерти получила перелом ноги. Во избежание гангрены ей сделали ампутацию, вскоре после которой она умерла. Согласно другой версии, Елизавета Фёдоровна приняла смертельную дозу яда. Об этом уже почти двести лет молчит могильный камень с надписью «Лизавъта Бухарина» возле остатков Николаевской церкви в Боброво (о ней пойдет речь ниже).

Дети Ивана Яковлевича и Елизаветы Фёдоровны: Вера (1813—1902) и Николай (1815—1897). Николай Иванович Бухарин, статский советник, в зрелом возрасте занимал пост градоначальника Одессы.

Вера Ивановна родилась далеко от Украины. Образование она получила в Смольном институте. После его окончания, весной 1830 г. переехала с отцом в Москву и стала часто бывать в высшем свете. В своих мемуарных записках Вера рассказывала про то, как на прекрасном балу у князя Сергея Голицына «... танцевала с поэтом Пушкиным» целый вечер. Впервые Александр Пушкин познакомился с Верой Бухариной еще в 1820 г., когда был сослан в Киев за «вольнодумные стихи». Губернатору, на тот момент это был Иван Яковлевич Бухарин, был поручен присмотр за «смутьяном», который остановился у их соседа, героя Отечественной войны 1812 г. генерала Раевского. Иван Яковлевич, впрочем, благоволил Пушкину и часто приглашал его в свой дом. Там Александр Сергеевич и обратил внимание на необычайно красивую и не по годам умную восьмилетнюю Веру. Позже он вспоминал, как носил ее на руках. Следующие встречи с поэтом проходили уже в Санкт-Петербурге в 1830-32 гг., в основном на балах. Некоторые лирические стихи Пушкина, зашифрованные инициалами, посвящены Вере Ивановне. Достоверных сведений о том, что она была любовницей Пушкина, нет, но некоторые исследователи жизни поэта предполагают это: Александр Пушкин часто позволял себе увлекаться женщинами, в том числе и чужими женами, а те, в свою очередь, не могли или не хотели ему отказывать. «Я очень любила Пушкина, и его смерть заставила меня пролить немало горьких слез», — позднее призналась Вера в своих мемуарах. В последний раз они виделись за несколько дней до смерти Пушкина.

Красавицей Верой Бухариной также увлекался и Михаил Лермонтов. В частности, он посвятил ей один из мадригалов «Не чудно ль, что зовут вас Вера?», написанный в 1831 г.

Не чудно ль, что зовут вас Вера?
Ужели можно верить вам?
Нет, я не дам своим друзьям
Такого страшного примера!..

Поверить стоит раз... но что ж?
Ведь сам раскаиваться будешь,
Закона веры не забудешь
И старовером прослывешь!

В июле 1832 Вера Бухарина станет женой Николая Николаевича Анненкова (1799-1865), далекого родственника Михаила Лермонтова и родственника декабристов Анненковых. Часть ее приданого составляло поместье Бухарина в Боброво, которое и войдёт в историю Лебединщины XIX в. как поместье Анненковых. Николай Николаевич в 1835 году получит звание генерал-майора, в 1844 году - генерал-адъютанта, в 1848 году - генерала от инфантерии. Впоследствии будет занимать значительные высокие военные и военно-административные должности. В этом браке родились дети: Михаил (1835-1899), Елена (в недолгом браке - Нелидова) (1837-1904), Елизавета Анненкова (Голицына) (1840-1886), Мария Анненкова (Струве) (1844-1889), Александра Анненкова (Вогюэ) (1849-1914).

По данным на 1864 г., в Боброво, которое было собственнической слободой Лебединского уезда Харьковской губернии, проживало уже 823 человека (408 мужского пола и 415 - женского), насчитывалось 136 дворовых хозяйств, существовали православная Николаевская церковь (деревянная), суконная фабрика, селитровый завод.

Бобровское имение получает в наследство от своей матери Веры Ивановны, к тому времени уже очень старой женщины, ее сын Михаил Николаевич Анненков, который станет достаточно известным помещиком Лебединского уезда. По одной из версий, вероятность которой отнюдь не нулевая, сохранились об этом даже пересказы старожилов, причина его смерти (1899) - самоотравление из-за обвинения в хищении немалой суммы государственных средств. Михаил Анненков под конец своей жизни подозрительно быстро расширил унаследованное землевладение до 1000 десятин пахотной земли, а всего - до 1600 десятин. Он построил трехэтажную деревянную водяную мельницу на реке Псёл и большой кирпичный дом с колоннами и различными надстройками. Помещичий дом стал ярким примером архитектурного стиля XIX века - сдержанного академического стиля классицизма, главной целью которого стало не создание внешней привлекательности, а создание внутреннего комфорта: наличие высокого потолка, вентиляции, освещения.

В доме хранилось много произведений живописи, графики, фарфора и фаянса, которые продолжала коллекционировать Вера Ивановна по примеру своих родителей. В середине дома находился большой и высокий зал с балконом для публики. На улице, у входа гордо стояли два мраморных льва, перед домом находились красивые ажурные ворота, за воротами – парк с сиренью, клумбы с цветами, особенно много было белых пионов. Во дворе росло много больших лип.

В 1901 году в усадьбу было проведено телефонную линию. После смерти Михаила Анненкова имение унаследовали его дочери, Мария и Вера. В Боброво они проживали только летом. Барышни служили, как и их бабушка Вера Ивановна, фрейлинами последней российской императрицы Александры Федоровны. В Лебединском художественном музее хранится фарфоровое яйцо Фаберже с дарственными надписями императрицы своим фрейлинам (1905 г.).

Замуж наследницы рода Анненковых не выходили и детей не имели. После революции в 1917 году они эмигрировали во Францию и забрали с собой отпечатанные на пишущей машинке на русском языке мемуары своей бабушки Веры Ивановны Анненковой объемом 700 страниц под названием «Правда и только правда». Мария Михайловна умерла в Париже в 1942 году. Через двадцать лет в доме престарелых на окраине французской столицы ушла из жизни и Вера Михайловна.

Некоторые лебединские краеведы рассказывали, что после революции имение Анненковых в Боброво было разграблено и разгромлено. Однако, со слов местной жительницы Стешенко Евгении Яковлевны в доме все сохранилось в целостности аж до 1920 г., за исключением картин, которые реквизировали для новосозданного художественного музея. Можно только догадываться, почему так произошло, ведь разгром барских имений в то время был делом безнаказанным и обычным, даже «революционно целесообразным». Очевидно, помещицы Анненковы были не такими уж и плохими, как про них упоминали краеведы советского периода, а оставили о себе память и добрыми делами. В 1903 году преимущественно за их средства в селе построили народное училище. Сельская община настаивала на том, чтобы здание было деревянным, а значит, существенно дешевле, но Анненковы настояли на дорогом строительстве, из кирпича и камня, имея в виду долговечность и устойчивость к пожарам. Это здание потом долгое время служило главным корпусом восьмилетней школы до момента ее закрытия через малую наполняемость учениками. Второй раз и навсегда ее закрыли в конце 1990-х годов после того, как в ней из-за неисправности электропроводки возник пожар, который повредил деревянные конструкции. Достаточно было провести ремонт, но это «ЧП» стало хорошим поводом для закрытия школы, ведь на то время число учащихся в ней составляло лишь около двадцати. Сейчас ее остатки - жалкое зрелище. Внутри кое-где на полу сохранилась плитка, произведенная на знаменитом Харьковском заводе Бергенгейма.

В 20-30-е годы XX века в имении Анненковых разместили детский дом, потом дом престарелых. Но перед этим в начале 1920-х советская уездная власть решила вывезти из него фарфор, среди которого было немало высокохудожественных вещей, и распределить его для различных нужд по государственным заведениях Лебедина. Однако повозка с фарфором, которую тянули волы, на бобровской горе перевернулась, и почти весь он побился. Об этом в свое время рассказывали очевидцы тех событий. Имение Анненковых до наших дней не сохранилось: после 1945-го в послевоенные годы здание разобрали, кирпич из него использовали, как утверждали старожилы, для сооружения свинарника и конюшни, которые с крахом колхозной системы тоже стали ненужными.

На территории бывшей помещичьей усадьбы находилась деревянная церковь Николая Чудотворца, памятник XVIII века, которая в настоящее время является самой старой на Слобожанщине. По данным Харьковского частного музея городской усадьбы, строителем ее был генерал-лейтенант Бухарин. Это был или отец, или дед сенатора Ивана Яковлевича Бухарина, которые и выкупили в то время Боброво. Однако существует версия, что церковь построена до Бухариных – в 1730 г., и даже указывается 1700(!) г. (таблица в конце статьи).

Впоследствии, по свидетельствам ученых, было проведено несколько реконструкций церкви. Во времена воинствующего атеизма в 1930-х храм закрыли и использовали его как колхозный зерносклад, а потом - как сеновал колхоза и производных от его хозяйств почти до конца 1990, пока эти хозяйства не приказали долго жить.

По рассказам старожилов, в конце 1950-х в селе в течение почти всего лета проживал какой-то турист, который поставил недалеко от бывшей церкви палатку и выдавал себя за городского рыбалку-любителя. После того, как из церкви-зерносклада все зерно вывезли в Лебедин, колхозники обнаружили, что туриста и след простыл. Толстая дужка «амбарного» замка на здании была перепилена, часть пола сорвана, а в яме под полом виднелся пустой сундук, с которого был сбит замок. И якобы эксперт, что находился в составе бригады милиции, которую вызвали из района, установил, что в сундуке хранилось серебро и золото. Среди местного населения прошел слух, что под видом туриста в действительности скрывался потомок Анненковых, который и выкопал сокровище, спрятанное Верой Михайловной и Марией Михайловной перед бегством за границу. Точно неизвестно, удалось ли потом отыскать того «туриста»… С тех пор охота за сокровищами продолжилась, особенно во времена независимости Украины, когда металлодетекторы стали доступными для всех желающих.

Рядом с церковью осталось много разрушенных надгробий. Здесь похоронены представители рода Бухариных и Анненковых. Ходили слухи, что и после революции, и в Голодомор 1933 года некоторые отчаянные личности эти могилы раскапывали, чтобы забрать у покойников золото и другие ценные украшения.

По состоянию на 1914 г. село было центром Бобровской волости, в которую входило и Каменное, а количество его жителей выросло до 1258 человек. Сейчас же, Боброво относится к Каменскому сельсовету, согласно данным которого, по состоянию на конец 2013 года в селе официально прописаны 127 человек, а фактически проживает значительно меньше, в нем лишь около 50 «живых »дворов. Единственные, кто сейчас находится в состоянии возрождения, это прапра...внуки бобров. Как и большинство украинских сел, Боброво после расцвета в 1970-1980-е годы, сегодня напоминает старика, который пережил инсульт и доживает свой век.

* * *

Использованы материалы:
1. Википедия
2. Боброве: світло і тіні (укр.)
3. Наши великие женщины

4. Заглавная фотография взята из историко-документального путеводителя "Старовинна садиба: німий свідок історії" під ред. С.В. Тихенка

P.S. В Боброво родился Смага Николай Яковлевич (22 августа 1938- 28 марта 1981), советский спортсмен, Заслуженный мастер спорта СССР, бронзовый призер Олимпийских игр 1968 по спортивной ходьбе на дистанции 20 км, чемпион Европы 1971 в ходьбе на 20 км, чемпион Советского Союза 1969, 1970, 1971 гг., орденоносец («Знак Почета»). О нем написал Иван Радченко в хорошо фотоиллюстрованной книге «Спортивные звезды Лебединщини» («Белый Лебедь», ООО «Будем вместе», 2003), ныне ставшей библиографической редкостью.

Описание тайника

Содержимое тайника

история, призы

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника Оставить запись в интернет-блокноте тайника RSS-канал интернет-блокнота тайника Отправить ответ на виртуальный вопрос Добавить фотографии посещения тайника Оценить свои впечатления от посещения тайника Рекомендовать тайник Сообщить о проблеме с тайником Спрятать все Показать все

MiG_76 (09.05.2015 18:21:11)
18 апреля посетил самый родной тайник. В трехстах метрах от церкви находится дом, в котором я родился и провел детские годы.
Хочу поблагодарить Авторов за столь подробное описание. Не понаслышке знаю, что информации в интернете крайне-крайне мало. Несмотря на то, что в свое время много общался со старожилами, к вышесказанному нечего добавить, в описании приведены все известные мне факты. Хочу лишь уточнить, что в кирпичном здании в советский период был не главный корпус школы, а спортзал. В начале восьмидесятых, после закрытия школы, в это здание перенесли хозяйственный и продуктовый магазин, а вначале девяностых магазин закрыли и впоследствии, на недолгое время, здесь опять разместилась начальная школа.
Школа же была в длинном деревянном здании. Учиться в ней мне не посчастливилось, так как в восьмидесятых село уже полным ходом приходило в упадок, молодежь массово покидала село и школу в 82-м году закрыли. Спустя десяток лет после закрытия здесь была столовая и тракторная бригада. А между этими периодами мы часто проводили здесь свой досуг и была у нас одна забава: на велосипедах разгонялись по длинному коридору школы и на скорости въезжали в классы.
Теперь несколько слов о церкви. В восьмидесятые годы она была в отличном состоянии, и использовали ее под сеновал. Летом помещение церкви забивали тюками сена под самый купол и мы, будучи детьми, играли здесь в прятки, из тюков строили ходы. И, конечно же, рассказывали друг другу легенды, о несметных сокровищах, спрятанных то ли под церковью, то ли в могилах Бухариных.
Могильные плиты находились возле церкви, и весь советский период, по крайней мере с виду, казались не тронутыми. А разрушили могильные склепы вандалы уже на рубеже двухтысячных.
Сейчас вокруг церкви спилили деревья, вырубили кусты. Такой ухоженной эту территорию я не видел никогда.
С легендарными для нас Н.Я Смагой дружил мой отец. Он рассказывал мне такую историю: будто бы на Олимпиаде – 68 в Мексике, где-то под мостом, Николай Яковлевич придержал конкурента, что позволило В.Голубничиму из Сум уйти в отрыв и стать впоследствии Олимпийским чемпионом.
Тайник нашел без труда. Все содержимое целое и сухое, несмотря на то, что контейнер прогрызли какие-то зверьки. Ничего не брал, а оставил себе на память красивую керамическую вазочку, которую нашел возле церкви.
Рекомендую этот отличный тайник. Спасибо. Фото в альбоме.
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Экспорт новостей
Новые тайники
Новые фотоальбомы
Интернет-блокноты

Наши партнеры

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.

Скачать приложение Геокешинг на Windows Phone.

Архив
Карта 0 Карта 1 Карта 2 Карта 3 Карта 4 Карта 5 Карта 6 Карта 7 Карта 8 Карта 9 Карта 10 Карта 11 Карта 12 Карта 13 Карта 14 Карта 15 Карта 16 Карта 17 Карта 18 Карта 19 Карта 20 Карта 21 Карта 22 Карта 23 Карта 24 Карта 25 Карта 26 Карта 27 Карта 28 Карта 29 Карта 30 Карта 31 Карта 32 Карта 33 Карта 34 Карта 35 Карта 36 Карта 37 Карта 38 Карта 39 Карта 40 Карта 41 Карта 42 Карта 43 Карта 44 Карта 45 Карта 46 Карта 47 Карта 48 Карта 49 Карта 50 Карта 51 Карта 52 Карта 53 Карта 54 Карта 55 Карта 56 Карта 57 Карта 58 Карта 59 Карта 60 Карта 61 Карта 62 Карта 63 Карта 64 Карта 65 Карта 66 Карта 67 Карта 68 Карта 69 Карта 70 Карта 71 Карта 72 Карта 73 Карта 74 Карта 75 Карта 76 Карта 77 Карта 78 Карта 79 Карта 80 Карта 81 Карта 82 Карта 83 Карта 84 Карта 85 Карта 86 Карта 87 Карта 88 Карта 89 Карта 90 Карта 91 Карта 92 Карта 93 Карта 94 Карта 95 Карта 96 Карта 97 Карта 98 Карта 99 Карта 100 Карта 101 Карта 102 Карта 103 Карта 104 Карта 105 Карта 106 Карта 107 Карта 108 Карта 109 Карта 110 Карта 111 Карта 112 Карта 113 Карта 114 Карта 115 Карта 116 Карта 117