Усадьба Ровное-Новоблагодатное [VI/16655]

Без подписи
Без подписи
ТАЙНИК
Тип: Виртуальный
Класс: Архитектурный
Исторический
Сезонные ограничения отсутствуют
КООРДИНАТЫ (WGS84)
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Россия
Новгородская обл.
Боровичский р-н
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 1
Местность: 1
РЕЙТИНГ
Нашли: 5
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Без подписи
Автор: Tomson56
Создан: 04.01.2015
(отредактирован 20.05.2016)
Компаньоны: Missing

Описание окружающей местности

Известная нам сегодня история деревень, расположенных по берегам Горной Мсты - Великий и Малый Пороги, Опеченский Посад и Рядок, Ровное и Егла восходит к тем временам, когда христианства на Руси еще не было и события “Слова о полку Игореве” были не легендой, а явью. Мста в то время была важной частью Великого Волжского торгового пути, соединившего Балтийское и Каспийское моря. На севере у Волоховских порогов водный путь от набегов варягов защищала Ладога, а на юге фортпостом славянского мира в начале Боровичских порогов был Великопорожский погост, сохранивший свое исконное название вплоть до 20 века. Погост - на древнеславянском - это административный центр с прилегающей к нему территорией. В состав Великопорожского погоста, помимо нынешних Великого и Малого Порогов, вероятно, входили Опеченский Посад, Рядок и другие поселения. Еще до революции рядом с современной деревней Великий Порог на холмах археологи обнаружили древнюю крепость с мощным валом и рвом (сегодня - это урочище Городки), а вдоль Мсты по обоим берегам - гнездо поселений восточных славян 8-9 веков.Бурный расцвет Великопорожского погоста прервался в 15 веке. Не только торговля, но и жизнь замерла в Новгородских землях вплоть до петровских времен. Череда несчастий обрушилась на процветающий край - разорительные походы московских войск Ивана III, покорение Новгорода Иваном Грозным и разорением Новгородских земель опричниками, истребившими большинство населения, их жилища и скот, три эпидемии чумы, Ливонская война 1580-х, голод 1601-1603 годов, шведская окупация 1611-1617 годов.Новое оживление на Мсте наступило лишь в 18 веке - в 1703 году. Началось строительство Санкт-Петербурга, и главным водным путем доставки грузов стала Вышневолоцкая водная система, в которую входила и Мста. В Опеченском Посаде была выстроена пристань, где неоднократно бывал Петр и другие высшие сановники государства. Последний раз император посетил Боровичские пороги за два года до смерти - в 1723 году.

1.История усадьбы Новоблагодатное, построенной в 18 веке в селе Ровное, связана с именем выдающейся женщины того времени - Ольги Зубовой, по мужу Жеребцовой, родной сестры Платона Зубова.-последнего фаворита Екатерины Великой. Интересным историческим фактом является то, что любимая дочь А.В.Суворова, Наташа, была замужем за старшим из братьев Зубовых. Поэтому эта усадьба связана и с именем Наташи Суворочки,как ласково называл её отец и самого знаменитого фельдмаршала. В то время как муж Ольги - Александр Жеребцов увлеченно и успешно управлял принадлежавшей ей усадьбой в Ровном, она, будучи фрейлиной Екатерины Великой, вместе с братьями полностью окунулась в придворную жизнь. В Ровном же был большой усадебный дом (дворец), флигели, оранжерея, скотные дворы, молочный склад и баня. Доподлинно известно, что 220 лет назад, совершая в 1785 году большую поездку по Мсте, Екатерина останавливалась в селе Опеченский Посад, в Боровичах. Возможно, посещала и усадьбу. Впоследствии 1802 году Александр Жеребцов построил здесь домовую церковь в честь Святой Великомученицы Екатерины. После Зубовых-Жеребцовых усадьбой некоторое время владел француз ротмистр Дюклю.
2. В начале 70-х годов XIX столетия имение уже принадлежало Александру Фердинанду Бергштейну. Именно так написано его имя на чудом уцелев¬шем надгробном камне; ещё сказано, что родился он в 1818 году в Ревеле. Ревель - это теперешний Таллинн, и тогда это была Российская империя. Со времён Петра I россияне немецко-го происхождения ощущали полную свою принадлежность великой и обширной империи, трудились во славу государя и отечества. Голландцы, шведы, датчане, приглашённые Петром, а затем Екатериной на благоустройство России, в основном обжи¬вались, привыкали и, сохраняя имена и вероисповедание, обретали вторую родину. Шведского происхождения была вторая жена Александра Фердинанда - Христина Кезель. Она была на 30 лет моложе своего мужа. Может быть, этот брак и заставил их искать тихое уединённое место? Величествен¬ный дом на высоком берегу реки Меты, недалеко от столицы, приглянулся, видимо, обоим. С флигелями и многочисленными службами, с широтой и просторами полей вокруг, с могучими елями подступавшего леса... Что-то от прежних, екатерининских времён сохранилось. Так же легко стремился ввысь шпиль колокольни приусадебной церкви. Замечательная икона Святой Великомученицы Екатерины украшала алтарь. Александр Фердинанд и Христина, по-видимому, отнеслись с уважением к историческому прошлому усадьбы: сохранили пруд в форме буквы S, вырытый когда-то по указанию хозяйки к приезду родственника - фельдмаршала Суворова. И кресло, на котором он сиживал, хранили как реликвию, показывали гостям. Полюбившаяся усадьба стала называться Ровное-Новоблагодатное; но чаще коротко и ласково - Ровно. Над домом реял трехцветный российский флаг, всегда. (Вплоть до сентября 1917 года.)Христина Кезель стала впоследствии потомственной почётной гражданкой; звание это давалось Государем, и нужно было отличиться перед Отечеством, чтобы получить его, жертвовать на развитие науки, образования... Деятельность Александра Фердинанда нам неизвестна, но только человек солидный и состоятельный во всех отношениях мог стать владельцем столь неординарного поместья. Веро¬ятно, он был не чужд благотворительности: когда на противоположном берегу Мсты в селе Ёгла заложили каменный храм в честь иконы Тихвинской Богоматери, новый хозяин сделал денежный взнос. Значительное состояние, которым владели Бергштейны, умение прибыльно вести хозяйство бывали причиной некоторого недоброжелательства со стороны соседей, иначе говоря - зависти. Иные помещики не упускали случая посплетничать о бережливости и даже скупости Александра Фердинанда, об уединённом его проживании в огромном поместье с молодой женой и малолетней дочерью. Может быть, именно эти разговоры о больших деньгах владельца имениия Ровно и привели к тому, что Александр Фердинанд был убит грабителями в 1887 году. Случилось это в отсутствие жены и дочери Александры, которой в ту пору было 11 лет. Христина Антоновна похоронила мужа в ограде нового храма в селе Ёгла и стала вести хозяйство одна. Окружающие поражались, в каком образцовом порядке содержала его молодая женщина. Неизвестно, произрастали ли в её оранжереях ананасы и персики, как во времена прежних владельцев, Жеребцовых, но что продавала она на конные заводы племенных, выведенных в усадьбе лошадей, что получала дипломы на сельскохозяйственных выставках - об этом сведения имеются. Христина Антоновна умножала принадлежавшие ей земли, хозяйничала, можно сказать, творчески. На озере Пирос у неё процветал рыбный промысел, свежая рыбка доставлялась в Боровичи, в Новгород. Для простоты народ величал Христину Антоновну Бергштейн барыней Берсенихой и ценил за аккуратность, добротность, справедливость. Службы в приусадебном храме совершались исправно, по праздникам барыня с дочкой молились со всем народом. Одним словом, усадьбе Ровное опять повезло с хозяином, вернее, с хозяйкой. Христина Антоновна вполне была достойна одобрения и восхищения современников. Житель села Ровное В.И. Терешков рассказывает: «Отношение к ней вспоминавших было почтительным и уважительным. Да, называли за глаза Берсенихой, признавали, что была строгой, требовательной, но никто не мог отозваться о ней неуважительно, развязно, пустить какую-то сплетню.
… Мои предки, прадед и дед, в тече¬ние жизни Христины Антоновны в Ровном держали перевоз через Мсту. Она редко переправлялась на нашу сторону, но если переправлялась, лодку устилали коврами. Не потому, что так велено барыней. Нет, это был знак уважения, понимание особого положения Христины Антоновны. Не садиться же ей на забрызганную водой, не всегда чистую скамеечку в лодке. За этот челн, выложенный коврами, прозвали моего прадеда Петра Разиным («выплывают расписные Стеньки Разина челны»). Эта фамилия так пристала к нашему роду, что на протяжении ста с лишним лет коренные жители Ровного называли нас всех Разиными, забыв настоящую фамилию.
Бергштейны были родоначальниками беконного свиноводства в наших краях. До них о таком виде свиного мяса и понятия не имели. Да и вообще свиней выращивали в малых количествах. В ходу была телятина да баранина. Вырастить поросёнка на мясо - невелика хитрость. Вали побольше корма, пусть он ест да наливается салом. Выращивание беконных свиней требует особой технологии откорма. Тут нужна была прибалтийская тщательность и практичность».
3. Дочь Бергштейнов Александра росла возле сильной уважаемой матери. Ее вывозили в Новгород, Петербург, Москву, учили и воспитывали как барышню самостоятельную, как невесту завидную. Нежная внешность, наивность и свежесть - такой в 1895 году Александра выходила замуж за Николая Павловича Никушина,поручика 1-го Сапёрного батальона. Николай Павлович Никушкин был лет на семь старше своей невесты. О его жизни до женитьбы известно мало. Родился в Петербурге, семья была дворянская, отец - скорее всего военный, мать - Мария Николаевна, урождённая Хлебникова. Учился и успешно окончил в Петербурге Николаевское военно-инженер¬ное училище, получил назначение в Боровичи, что довольно близко от Петербурга. В «Памятных книгах» Новгородской губернии среди офицеров 1-го Сапёрного батальона значится поручик Николай Павлович Никушкин, батальонный казначей. Где познакомились молодой поручик и дочь хозяйки имения Ровное - неизвестно, но возможностей было много. Могли встретиться в Петербурге в пору ученичества, могли в Боровичах, в офицерском собрании. А мо¬жет, и сама «барыня Берсениха» приглашала молодёжь по праздникам в усадьбу... Только на одной, может быть, самой первой совместной фото¬графии Николай Павлович снят в штатском. Он элегантен, очень аристократичен рядом с будущей женой. Скажем так - он выглядит по-столичному, она - уездной барышней. На всех многочисленных последующих фотографиях Николай Павлович Никушкин будет запечатлен исключительно в офицерском обмундировании. Армейский человек, боевой офицер, дослужившийся до звания генерал-майора, окончивший военную карьеру тогда, когда в России закончилась эпоха Двуглавого Орла...Николай Павлович Никушкин, утром уезжал на службу. Сапёрный батальон размещался на окраине города Боровичи. Ездил он на тройке, лошади прекрасные, выращенные, вероятно, в усадебных конюшнях и подобранные по масти: коренная вороного цвета, а пристяжные - белые. Коляска на мягких рессорах с кожаным верхом....
А в усадьбе всем заправляли, похоже, женщины и дети. Ещё крепкая, похожая на императрицу, Христина Антоновна не выпускала «штурвала» из своих рук. Горничные, повара, гувернантки, учителя и все, кто работал в большом крепком хозяйстве Ровно, - все были соответственно характеру деятельности аккуратно одеты, знали свои обязанности, трудились, чувствуя своё соответствие занимаемому положению, свою полноценность. Стоит вглядеться в лица рабочего люда усадьбы, оценить достойное выражение их лиц, чтобы понять: вышесказанное вовсе не пустые слова. По свидетельству почти столетней жительницы деревни Ануфриево известно о том, какие весёлые праздники устраивала в имении «барыня Берсениха» для детей близлежащих и находившихся в её собственности деревень. На Рождество ёлка и подарки, на Пасху - подарки, угощение... «Платила всегда хорошо и, не покормив, не отпускала».
Неудивительно, что хозяйство Христины Антоновны процветало. Мёд, сыр, бекон, рыба, а также племенные лошади, коровы, охотничьи собаки - таков приблизительный перечень производимого на продажу. Было задействовано большое количество людей на всех работах.
4.В сентябре 1917 года в Ровно приехал Николай Павлович и спешно, в один вечер, вывез из усадьбы семью.К этому времени в семье было уже четверо детей. Они почти ничего не успели взять с собой, их отъезд был бегством от ужаса, от смерти. Но альбомы фотографий они всё же захватили...Оглянулись в последний раз на дом, перекрестились, проезжая мимо церкви Св. Великомученицы Екатерины...Они не могли представить, что больше никогда сюда не вернутся. «Ноябрь 1917года... Боровичский Совет приступил к проведению мероприятий по упрочению Советской власти и коренным революционным преобразованиям в городе и уезде».
Управляющий имением Ф.Ф. Штрейс не уехал и был свидетелем «преобразований» в Ровно. Внукам он поведал об ужасе, который испытал, когда хлынули в дом вооружённые люди, начали всё крушить, рубить топорами мебель. Они искали деньги, золото. Из разбитых сундуков выкидывали одежду и тут же напяливали её на себя...
До 1920 года семья Никушкиных оставалась на юге: Кисловодск, Ессентуки, Екатеринодар. В России шла
Гражданская война, русские проливали русскую кровь на русской же земле. Генерал-майор Николай Павлович Никушкин воевал на Кубани под командованием генерала Врангеля. События весны 1920 года заставили Врангеля отступить и покинуть последний оплот - Крым. Остатки белых войск, разгромленных на Кубани, были морем переправлены на Крымский полуостров, а оттуда на кораблях - за границу.
Пароход «Святой Николай» отошел из Севастополя. На его борту были Николай Павлович с женой и двумя дочерьми - Марией и Верой. Старшая, Александра, осталась в Москве; не было с ними и Христины Антоновны: она восьмидесятилетняя, задержалась где-то в Орловской губернии. Не было Ники... В альбоме Верочоки появилось стихотворение, написанное одним из попутчиков:
«Всё погибло, Россия, прощай! Мы - обломки отжившего строя.Пароход наш «Святой Николай » Переполнен угрюмой толпою.Боевых офицеров не счесть, Инвалиды бредут, генералы. С ними теплилась Родины честь, С ними вместе она умирала...Бобрищев-Пушкин. Пароход «Св. Николай». Апрель 1920.

5.Из четверых детей, родившихся и выросших в усадьбе Ровно, выжила одна Вера. Она выдержала годы скитаний и потрясений.В 1920 году Вере исполнился 21 год. В Скопье она нашла работу, давала уроки музыки, была тапёром, играла на киносеансах. Там и познакомилась со своей судьбой - Всеволодом Николаевичем Вербицким. Биография его была по тому времени обычная: защитник Отечества, изгнанник..Дети Веры Николаевны и Всеволода Николаевича Вербицких: Георгий, Нина и Николай, или - Юра, Нина, Ника... Родились во Франции, росли в Медоне, маленьком городке под Парижем. Каждое воскресенье с мамой и папой шли в церковь, крошечную, деревянную. Её выстроили в 20-х годах в Клямаре русские эмигранты, для них это был кусочек православной России. Старик священник о. Михаил Осоргин стал первым духовником детей. Здесь Верочка, Вера Николаевна, молилась, как когда-то в «темном уголку». Об ушедших. О «многострадальной стране российской»... При церкви была открыта четверговая школа, где дети изучали Закон Божий, русскую историю и литературу, чита¬ли и писали по-русски. Здесь устраивали для них праздники Рождества, Пасхи...
6.Сын Веры Николаевны, Георгий Вербицкий приехал в Россию в поисках родных мест матери. Отыскав старинное имение бабушки,ещё сохранившуюся могилу деда, Георгий Всеволодович долгое время трудился вместе со своей женой на восстановлении храма.Постепенно к ним присоединились местные жители. Общими усилиями были проведены восстановительные работы.
Первой в храм вернулась икона Святой Екатерины. И это очень удивительная история, которую Вербицким поведали местные сельчане. При разрушении храма в 1938 году,  Татьяна Синицына из соседней деревни по прозвищу Ботиха, едва уговорила мужиков отдать ей эту икону. Они хотели использовать ее в качестве столешницы. Женщина пообещала взамен дать три толстые доски. Мужики привязали тяжелую икону на спину просительнице, иначе не донесла бы до своей деревни (несколько километров). Ноги до крови набила окладом. Икону Ботиха спрятала, а внучке Капитолине наказала: когда храм будут восстанавливать, вернешь икону. Тогда внучка этим словам значения не придала. При восстановлении церкви вспомнила наказ и пришла к Вербицким на развалины. Достала она из кладовки заброшенного дома черную доску. Взяли ее из вежливости, чтобы не обижать престарелую и подслеповатую женщину. Помощник Егор с ходу заявил: пропала икона! Шутка ли, семьдесят лет пролежать в чулане! Но произошло чудо! Икона в храме начала светлеть.

Вот такая очень краткая история одной усадьбы,через семейные истории в истории страны.

Источники:

Боровичские усадьбы и их обитатели.( Краеведческий сборник. С- Петербург. 2007).

На что душа моя оглянется. (Ольга Сидельникова-Вербицкая. Схолия.2007).

http://boreparhia.ru/

Описание тайника

Содержимое тайника

Впечатления от погружения в историю владельцев усадьбы, на фоне истории страны.

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника Оставить запись в интернет-блокноте тайника RSS-канал интернет-блокнота тайника Отправить ответ на виртуальный вопрос Добавить фотографии посещения тайника Оценить свои впечатления от посещения тайника Рекомендовать тайник Сообщить о проблеме с тайником Спрятать все Показать все

FastAndy (02.10.2016 21:48:00)
Посетили усадьбу весной. Очень грустно видеть то что осталось от нее. Хорошо, что хоть церковь восстановили. зачет получен
Zёbra и Бобр (12.07.2016 09:24:59)
Красивая, наверное, была усадьба... Жалко, что от неё остался только скелет.... Виды на Мсту просто шикарные!
Спасибо автору!!!
Susanin69 (11.07.2016 12:54:22)
Карелия (22.07.2015 16:42:53)
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Экспорт новостей
Новые тайники
Новые фотоальбомы
Интернет-блокноты

Наши партнеры

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.

Скачать приложение Геокешинг на Windows Phone.

Архив
Карта 0 Карта 1 Карта 2 Карта 3 Карта 4 Карта 5 Карта 6 Карта 7 Карта 8 Карта 9 Карта 10 Карта 11 Карта 12 Карта 13 Карта 14 Карта 15 Карта 16 Карта 17 Карта 18 Карта 19 Карта 20 Карта 21 Карта 22 Карта 23 Карта 24 Карта 25 Карта 26 Карта 27 Карта 28 Карта 29 Карта 30 Карта 31 Карта 32 Карта 33 Карта 34 Карта 35 Карта 36 Карта 37 Карта 38 Карта 39 Карта 40 Карта 41 Карта 42 Карта 43 Карта 44 Карта 45 Карта 46 Карта 47 Карта 48 Карта 49 Карта 50 Карта 51 Карта 52 Карта 53 Карта 54 Карта 55 Карта 56 Карта 57 Карта 58 Карта 59 Карта 60 Карта 61 Карта 62 Карта 63 Карта 64 Карта 65 Карта 66 Карта 67 Карта 68 Карта 69 Карта 70 Карта 71 Карта 72 Карта 73 Карта 74 Карта 75 Карта 76 Карта 77 Карта 78 Карта 79 Карта 80 Карта 81 Карта 82 Карта 83 Карта 84 Карта 85 Карта 86 Карта 87 Карта 88 Карта 89 Карта 90 Карта 91 Карта 92 Карта 93 Карта 94 Карта 95 Карта 96 Карта 97 Карта 98 Карта 99 Карта 100 Карта 101 Карта 102 Карта 103 Карта 104 Карта 105 Карта 106 Карта 107 Карта 108 Карта 109 Карта 110 Карта 111 Карта 112 Карта 113 Карта 114 Карта 115