Евгения Максимовна Руднева [VI/18011]

Памятная доска
Памятная доска
ТАЙНИК
Тип: Виртуальный,
городской
Класс: Исторический
Прогулка
Сезонные ограничения отсутствуют
КООРДИНАТЫ (WGS84)
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Россия
Московская обл.
Бабушкинский р-н
БЛИЖАЙШИЙ НАС.ПУНКТ
Москва
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 1
Местность: 3
РЕЙТИНГ
4.60Нашли: 26
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ФОТОАЛЬБОМ ТАЙНИКА
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Бюст в сквере
Бюст в сквере
Евгения Максимовна Руднева
Евгения Максимовна Руднева
Автор: 1kon
Создан: 10.10.2015
(отредактирован 10.05.2016)

Описание окружающей местности

Посвящается 70-летию великой Победы.

Женя родилась в декабре 1920-го года. Когда началась Великая Отечественная война, Женя сдавала весеннюю экзаменационную сессию, оканчивая третий курс. Страстно влюблённая в астрономию, в свою специальность, в далекие неугасимые звезды, студентка, которой прочили большую будущность, она твёрдо решила, что учиться не будет, пока не кончится война, что её путь лежит на фронт.

Далее цитируются воспоминания начальника штаба полка, Ирины Вячеславовны Ракобольской.

 
Женя Руднева писала в своем дневнике: «5 января я первый раз в жизни 10 минут была в воздухе. Это такое чувство, которое я не берусь описывать, так как все равно не сумею. Мне казалось потом на земле, что я вновь родилась в этот день. После первого полета я как бы заново родилась, стала на мир смотреть другими глазами... и мне иногда даже страшно становится, что я ведь могла прожить жизнь и ни разу не летать...»
* * *
Кто-то сказал нам, что все штурманское снаряжение должно быть привязано, чтобы не унес ветер. На следующий день Женя пришла вся увешанная предметами штурманского обихода, которые были аккуратно привязаны веревочками к пуговицам обмундирования. Какой большой путь предстояло ей пройти от наивной девочки с веревочками до штурмана боевого гвардейского полка!
* * *
Женя Руднева — скромная, мягкая девушка, мечтательница, влюбленная в далекие сверкающие звезды. Еще в 1939 году Женя писала в своем дневнике: «Я очень хорошо знаю, настанет час, я смогу умереть за дело моего народа... Я хочу посвятить свою жизнь науке, и я это сделаю, но если потребуется, я надолго забуду астрономию и сделаюсь бойцом...»
* * *
Конечно, девчонки оставались девчонками: возили в самолетах котят, танцевали в нелетную погоду на аэродроме, прямо в комбинезонах и унтах, вышивали на портянках незабудки, распуская для этого голубые трикотажные кальсоны, и горько плакали, если их отстраняли от полетов.
Мы сочинили 12 заповедей женского полка, и первая была: «Гордись, ты женщина!»
* * *
Для сокращения времени стоянки на земле летчики не вылезали из кабин даже для доклада дежурному работнику штаба. Доклады принимались тут же, у самолета. И вот через несколько минут после посадки машина снова поднимается в воздух. И так до рассвета, и так каждую ночь. Иногда нам объявляли «максимум», то есть мы получали задание сделать максимально возможное количество вылетов. Такое напряжение бывало при прикрытии десантов, прорыве оборонительных рубежей, освобождении наших городов, в общем, когда «надо». В ночи «максимумов» экипажи успевали сделать по 8-10 боевых вылетов, а однажды зимней ночью под Варшавой это число возросло до 14-17. Летчики и штурманы проводили в воздухе по 10 часов и более; 10 часов крайнего нервного напряжения, напряжения всех душевных и физических сил. Иногда в результате перенапряжения наступала апатия, летчик или штурман засыпал в полете или, наоборот, не мог уснуть по нескольку дней: «Прожекторы снятся».
* * *

Из дневника Е Рудневой: «Я поздравила Юшину: теперь и ты стала старой летчицей — спишь в полете». Писала и про себя: «В один из полетов летим домой, я веду, но мысли сонные, сонные и где-то бродят... Посмотрела на курс... Как будто домой идем. Разбудила Раю: "Мы домой идем?" — "Да". — "А бомбы я сбросила?" — "Конечно"... А на земле вспомнила все». Бывало и так, что на глазах летчика гибли боевые подруги. Их самолеты, сбитые зенитным огнем или ночным истребителем, загорались в воздухе и огненным факелом падали на землю... Но живые возвращались за новым бомбовым грузом и летели
снова на ту же цель, в тот же ад...
Да, настоящий героизм на войне заключается не в сиюминутном движении души, а в непрерывном преодолении страха и усталости, помноженном на мастерство, в непрерывном тяжелом труде...
Кто-то сказал: война — это подвиг самоотречения, когда воин совершает то, что кажется немыслимым и невозможным... Но как бы ни было тяжело, девушки всегда рвались в бой, дрались за право вылетать первыми, чтобы успеть сделать больше вылетов. В туманные непогожие ночи на старте, когда в ожидании погоды и полетов экипажи сидели под плоскостями своих По-2, Женя Руднева любила рассказывать нам сказки. Тихим высоким голоском читала она баллады Жуковского, красивые истории о подвигах рыцарей, об их прекрасных дамах, рассказывала легенды о созвездиях — Волосы Вероники, Андромеда. Знала она их удивительно много... Надя Попова запевала нашу любимую: Летят утки, летят утки и два гуся. Ох, кого люблю, кого люблю, не дождуся...И тогда забывались и дождь, и туман, и холод. И жизнь становилась такой красивой... Отыскивая на небе свою любимую Капеллу, Женя говорила мне: «Когда я гляжу на звезды, я думаю о том, как вернусь в Московский университет...»
* * *
Письмо Е. Рудневой профессору С. Н. Блажко:
19 октября 1942 г. Действующая армия
Уважаемый Сергей Николаевич!
Пишет Вам Ваша бывшая студентка Женя Руднева — из той астрономической группы, в которой учились Пикельнер, Зигель, Мамзон. Эти имена, возможно, Вам более знакомы, а вообще группа у нас была маленькая, всего десять человек, и были мы на один год моложе Затейщикова, Бронштейна, Верменко. Простите, пожалуйста, что я к Вам обращаюсь, но сегодняшнее утро меня очень взволновало. Я держала в руках сверток, и мне бросилось в глаза название газетной статьи — «На Пулковских высотах». Я, конечно, и раньше знала, что немцы разрушили Пулково, но я никогдане могла подумать, что варварство может дойти до такой степени, чтобы не оставить камня на камне от этого храма науки, от нашего Пулкова! В январе 41-го года мы ездили туда на экскурсию. На войне люди черствеют, и я уже давно не плакала, Сергей Николаевич, но у меня невольно выступили слезы, когда прочла о разрушенных павильонах и установках, о погибшей Пулковской  библиотеке, о башне 30-дюймового рефрактора. А новая солнечная установка? Я не знаю, что оттуда удалось вывезти, но вряд ли многое, кроме объективов. Я вспомнила о нашем ГАИШе. Ведь я ничего не знаю, цело ли хотя бы здание. После того, как Вы оттуда уехали, мы еще месяц занимались (я была на четвертом курсе). По вечерам мы охраняли свой институт, я была старшиной пожарной команды из студентов. В ночь на 12 октября я также была на дежурстве. Утром я, еще ничего не зная, приехала в университет, оттуда меня направили в ЦК ВЛКСМ — там по рекомендациям комитетов комсомола отбирали девушек-добровольцев. И вот 13 октября был год, как я в рядах Красной Армии. Зиму я училась, а теперь уже пять месяцев как я на фронте. Летаю штурманом на самолете, сбрасываю на немцев бомбы разного калибра — и чем крупнее, тем больше удовлетворения получаю, особенно если хороший взрыв или пожар получится в результате. Свою первую бомбу я обещала им за университет, за мой милый University, ведь бомба попала в здание мехмата прошлой зимой. Как они смели!!! Но мой первый боевой вылет ничем особенным не отличался — может быть, бомбы и удачно попали, но в темноте не было видно. Зато после я им не один пожар зажгла, взрывала склады боеприпасов и горючего, уничтожала машины на дорогах, полностью разрушила одну и повредила несколько переправ через реки... Мой счет еще не окончен. На сегодня у меня 225 боевых вылетов. И я не хвалиться хочу, а просто сообщаю, что честь университета я поддерживаю — меня наградили орденом Красной Звезды. В ответ на такую награду я стараюсь бомбить еще точнее, мы не даем врагу на нашем участке фронта ни минуты покоя — спать фрицам, во всяком случае, не приходится. А с сегодняшнего дня я буду бомбить и за Пулково — за поруганную науку. Простите, Сергей Николаевич, послание вышло слишком длинным, но я должна была обратиться именно к Вам. Вы поймете мое чувство ненависти к этим варварам, мое желание скорее покончить с ними, чтобы вернуться к науке. ...
Если Вам будет не трудно (мне очень стыдно затруднять Вас и вместе с тем очень хочется знать!), напишите мне о работе ГАИШа, о том, что осталось в Москве, что удалось вывезти из Пулкова. Я очень скучаю по астрономии, но не жалею, что пошла в армию: вот разобьем немцев, тогда возьмемся за восстановление астрономии. Без свободной Родины не может быть свободной науки!
Глубоко уважающая Вас
Руднева Е.
Профессор Блажко ответил Жене, и еще много раз они писали друг другу.
* * *
Из письма Жени родителям:
«Если бы вы знали, как нас принимают местные жители и на нашей территории, и на освобожденной теперь Красной Армией. Придешь, согреют воды умыться, кровать постелют — отдохнуть, все сделают, что хочешь. И каждая говорит: "Может, и мой сынок где-нибудь по чужим людям ходит"... Характерно: хозяйка специально отвела кровать для ночующих военных. На полу у нее спал сегодня один из КПП в Ищерской».
Из дневника Жени:
«СМЕЛОСТЬ — это отличное знание своего дела плюс разумная голова на плечах и все это умноженное на жгучую ненависть к врагу».
* * *
Женя Руднева писала в своем дневнике:
«24 апреля
Вчера утром прихожу к штурманам, собирающимся бомбить, поругала их за отсутствие ветрочетов и спрашиваю Нину Ульяненко: "Да, Нина, ты была на полетах, как там, все в порядке?" Нина странно взглянула на меня и каким-то чересчур спокойным голосом спрашивает: "Что — все в порядке?"
— Ну, все благополучно?
— Дусю Носаль убили. Мессершмит. У Новороссийска...
Я только спросила, кто штурман. "Каширина. Привела самолет и посадила"».
* * *
В конце 1943 года Женю Рудневу отпустили в Москву, выпросилась она домой вместо санатория, куда ей уже оформили путевку. Одиннадцать дней провела дома, побывала и в родной обсерватории. Случилось так, что среди своих спутников по дороге в Москву Женя встретила того, кто мог бы стать спутником всей ее жизни...Первая и последняя любовь, чистая, светлая и глубокая, как все, что было в ее жизни, пришла к ней неожиданно. И как хорошо, как просто пишет Женя об этом в своем дневнике: «Зачем мне целый мир? Мне нужен целый человек, но чтобы он был "самый мой". Тогда и мир будет наш». Один раз сумел инженер-танкист Слава приехать к нам в полк, а потом его командировали в Иран... Тысячи километров разделяли их, но теплые слова любви и дружбы доходили из Ирана до Тамани...
* * *
Последние записи Жени Рудневой в своем дневнике:
«...Я очень высоко ставлю звание командира Красной Армии, офицера... ко многому обязывает это звание. Даже при условии, если после войны я не буду военной — как много даст мне в жизни эта школа офицерского коллектива, если взять от нее все возможное... Очень часто живем старым богатством, а оно улетучивается. Вот пришлось послать Лёне такой запрос: "Вышли формулу Муавро".
А сегодня поспорили с Полинкой Гельман о том, в 1572 или в 1672 г. была Варфоломеевская ночь. Хочу письма от Славика!
5 марта 44 г.
620-й вылет с Лорой, чтобы выздороветь от гриппа (повлияло!), шесть с Диной и два на контроль... Контролем я осталась довольна. Хотела бы я, чтобы кто-нибудь из начальства поболтался
под облаками и посмотрел, как честно кладут У-двешки бомбы в цель!
15 марта.
Я "на той стороне". Впервые вчера вступила на крымскую землю, а до сих пор я все лишь бомбила ее, а она отвечала мне лучами прожекторов и снарядами зениток. Вчера Женя Жигуленко высадила меня в Жуковке. Над проливом летели бреющим. Как крепко уцепились наши войска за этот клочок Крымского побережья! Отсюда будем бить противника...
...Ходили смотреть, как идет перестрелка на передовой. Вот она какая стабильная линия фронта! Бьют наши батареи — немцы засекают и принимаются бить. Наши молчат и засекают их батареи. Наши начинают, они молчат. И так все время. Проносило низкую облачность, но показывалось солнышко и ветер был чисто весенний. Как не хотелось думать о войне. Но линия фронта отсюда в 3 км и в бинокль отчетливо виден совершенно разрушенный Аджи-Мушкай, а кругом хлопают разрывы и слышен шум летящих снарядов, в последний момент перед взрывом переходящий в свист. Майор Уваров принес мне букет подснежников. Как я обрадовалась этим скромным цветочкам — первым вестникам весны!
17 марта.
Была в 40 м от немцев — на самой передовой... Передовая... Если не нагнуться в траншее, тут же свистят пули снайперов.
19 марта.
Наши По-2 работали всю ночь, а с утра поднялся ветер, и за мной не могут прислать самолет... В эту ночь летчицы полка сделали рекордное число вылетов — сто семьдесят один!
27 марта.
У нас в полку тяжелые дни. Завтра будем хоронить Володину и Бондареву. Разбитый в щепки самолет и их трупы один крестьянин обнаружил в плавнях у Черноерковской. Их выкопали и привезли сюда на санитарном самолете. В бытность мою штурманом полка это единственная блудежка, и та привела к катастрофе. Мне кажется, я недоучила Бондареву. Иначе, будучи штурманом звена, имея 200 вылетов, как могла она растеряться и потерять ориентировку в таком богатом ориентирами районе? Тягостное чувство.
29 марта.
Вчера была похоронная погода: дожди целый день и ветер порывами до 25 м/с. Девушек похоронили под звуки оркестра и салют из 20 винтовок. Вечером писатель Борис Савельевич Ласкин читал нам свои произведения. А сейчас сижу в Старотитаровской — ну и грязная станица. Собрание штурманов полков. Я доклад уже сделала. Перерыв на обед с 16 до 18 часов».
9 апреля Жени Рудневой не стало...
* * *

Использованы материалы:

Ракобольская Ирина Вячеславовна, Кравцова Наталья Федоровна. Нас называли ночными ведьмами. — М.: Изд-во МГУ, 2005.

https://goo.gl/jpSb07
http://goo.gl/OsTJYD

Описание тайника

Содержимое тайника

Уважение к истории, память

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника Оставить запись в интернет-блокноте тайника RSS-канал интернет-блокнота тайника Отправить ответ на виртуальный вопрос Добавить фотографии посещения тайника Оценить свои впечатления от посещения тайника Рекомендовать тайник Сообщить о проблеме с тайником Спрятать все Показать все

Alexandr_U (26.06.2017 18:36:48)
Посетил тайник вечером 19.06.2017 г. Когда читал описание, постоянно вспоминался советский фильм про войну "Ночные ведьмы".
Спасибо за тайник!
druper911 (07.06.2017 21:14:16)
Зачет получен. Автору спасибо! Побольше бы таких тайников.
GAB (18.04.2017 16:44:45)
Байдерины (29.03.2017 21:53:30)
KirillRM (23.03.2017 12:16:20)
uralochka (06.10.2016 12:20:52)
Зажигалочка (05.10.2016 01:17:36)
Steelrat (23.09.2016 21:42:33)
gremling (10.08.2016 20:45:14)
Karidon (06.06.2016 10:29:01)
TANSKELAKIN (28.04.2016 00:10:34)
НЕСЕЗОН (27.04.2016 13:11:48)
Сергей Б. (20.02.2016 14:02:04)
MaryAnn (14.02.2016 19:07:40)
pupanoid (24.12.2015 00:43:12)
Vlad374 (02.11.2015 17:47:18)
venture (01.11.2015 12:01:36)
N-i-k-s-o-n (23.10.2015 00:05:56)
Hen (13.10.2015 21:49:14)
Surikot (12.10.2015 23:36:33)
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Экспорт новостей
Новые тайники
Новые фотоальбомы
Интернет-блокноты

Наши партнеры

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.

Скачать приложение Геокешинг на Windows Phone.

Архив
Карта 0 Карта 1 Карта 2 Карта 3 Карта 4 Карта 5 Карта 6 Карта 7 Карта 8 Карта 9 Карта 10 Карта 11 Карта 12 Карта 13 Карта 14 Карта 15 Карта 16 Карта 17 Карта 18 Карта 19 Карта 20 Карта 21 Карта 22 Карта 23 Карта 24 Карта 25 Карта 26 Карта 27 Карта 28 Карта 29 Карта 30 Карта 31 Карта 32 Карта 33 Карта 34 Карта 35 Карта 36 Карта 37 Карта 38 Карта 39 Карта 40 Карта 41 Карта 42 Карта 43 Карта 44 Карта 45 Карта 46 Карта 47 Карта 48 Карта 49 Карта 50 Карта 51 Карта 52 Карта 53 Карта 54 Карта 55 Карта 56 Карта 57 Карта 58 Карта 59 Карта 60 Карта 61 Карта 62 Карта 63 Карта 64 Карта 65 Карта 66 Карта 67 Карта 68 Карта 69 Карта 70 Карта 71 Карта 72 Карта 73 Карта 74 Карта 75 Карта 76 Карта 77 Карта 78 Карта 79 Карта 80 Карта 81 Карта 82 Карта 83 Карта 84 Карта 85 Карта 86 Карта 87 Карта 88 Карта 89 Карта 90 Карта 91 Карта 92 Карта 93 Карта 94 Карта 95 Карта 96 Карта 97 Карта 98 Карта 99 Карта 100 Карта 101 Карта 102 Карта 103 Карта 104 Карта 105 Карта 106 Карта 107 Карта 108 Карта 109 Карта 110 Карта 111 Карта 112 Карта 113 Карта 114 Карта 115 Карта 116 Карта 117 Карта 118 Карта 119