Звезда над минаретом [VI/3708]

Ты помнишь, как сидели на броне, а солнце поднималось над Гератом...
Ты помнишь, как сидели на броне, а солнце поднималось над Гератом...
ТАЙНИК
Тип: Виртуальный
Класс: Исторический
Экстремальный
Сезонные ограничения отсутствуют
КООРДИНАТЫ (WGS84)
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Афганистан
Провинция Герат р-н
БЛИЖАЙШИЙ НАС.ПУНКТ
Герат
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 5
Местность: 5
АТРИБУТЫ [?]
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Возле тайника. За горой идет бой с талибами...
Возле тайника. За горой идет бой с талибами...
Герат. Мусалла.
Герат. Мусалла.
Герат. Цитадель.
Герат. Цитадель.
Автор: nputsyn
Создан: 28.03.2008
(отредактирован 18.01.2014)

Описание окружающей местности

...Ах, как хотелось, чтоб горы те были
Памиром, Эльбрусом, пусть просто Бугры.
Ну а река Енисеем иль Леною,
Может быть Волгой, а лучше Невой...

Он стоял и молча глядел в темный свинец Невы, на размеренно перекатывающиеся волны. Тонкая корка льда местами постепенно сковывала реку. В воде дрожали огни фонарей, то подымаясь, то опускаясь на волнах. Машины проносились по набережной далеко за пределами его сознания. Он достал из кармана руку и взглянул на пятиконечный эмалевый рубин, зажатый в кулаке до белизны костяшек пальцев.
Над высокими и важными колоннами Исаакия, натыкаясь на гранит, парили редкие снежинки. Декабрь... Но вспомнились ему не морозы высокогорного Чагчарана и заиндевелые разбитые корпуса бэтээров на Саланге, а палящее июньское солнце военного аэродрома в Термезе. Потрепанный "Ан", словно большая птица, раскинувшая крылья на взлетной полосе, поглощал в свое темное душное чрево взвод за взводом, пополнение в Афганистан. Потом был Кундуз и Кандагар.
Он хорошо помнил тот первый день в Афгане, когда выскочил из серебристого фюзеляжа в жаркое марево кандагарского аэродрома. В глаза ярким пламенем брызнуло солнце, отчего он зажмурился и на мгновение остановился, и лишь почувствовав толчок в спину, спрыгнул на землю. Раскаленный асфальт, от которого прозрачными струями словно сироп поднимался жар, расплавляя метал брони, серые корпуса бортов, механиков, снующих взад-вперед. И пыль, причудливыми вихрями отбрасываемая винтами дюралевых птиц.
Палящее солнце. Вот он первый день, душная палатка с жужжащими мухами у горящих лампочек и занавешенными фольгой окошками, койка, указанная сержантом со словами "Ты все равно его не знал", дым анаши, приторный запах кишмишевки и жажда. Именно здесь ему впервые захотелось пить, и не так как на гражданке, а навязчиво, взахлеб. Хотелось с головой погрузиться в ушат с холодной ключевой водой. Его преследовали воспоминания о деревне, как он с не забитыми пылью ноздрями, с разбегу ныряет в прохладную речку. Жажда воды. Безумная жажда. Сначала воды, потом - жизни. Но это было позже, после того как он немного обстрелялся и стал понимать правила войны, где залечь, где упасть, где ждать засады, когда научился преодолевать жажду воды. Тогда появилась она - жажда жизни. И чем ближе было до дембеля, тем навязчивей становилась она.
Он хорошо помнил свой первый бой, первый в своей девятнадцатилетней жизни. Отчетливо помнил этот рейд в горах, когда их рота попала в засаду. Все началось неожиданно, внезапно, и он не успел ничего понять, когда его сбил с ног летеха, и он упал за камни. Летеха, которому от роду было двадцать три, школа, училище, Звезда, Отвага и красная нашивка на груди. И тут началось... Грохот, стрельба, разрывы гранат... Высунувшись из-за камней, он увидел духов на высотке. Не целясь выпустил очередь в темные пятна на вершине и упал за камень отдышаться. Сердце прыгало, разрывая грудную клетку, дыхание сбивалось. Раскаленное дуло АКСа жгло через песочник. Он выглянул из-за валуна, тут же рядом защелкали пули и, ударяясь о камни, с визгом отлетали в стороны. Казалось, что нет никого кругом и все стволы были направлены на него, стало жутко, он закричал от бессильной злобы. В пылу боя забыв обо всем, и падая, перекатываясь, ударяясь о камни, у него была одна цель, одно желание - выжить, и он стрелял, посылая пулю за пулей в сторону вершины. Cтрелял не целясь, забыл все, что ему рассказывали в учебке, здесь он учился заново, его учила война. Уже после боя он сел, прислонившись к камню, и долго не мог успокоить трясущиеся от напряжения руки, и только тогда понял, что устал.
А потом были изнурительные рейды в горах, боевые, на которые стремились вырваться из монотонности военной службы и частых, совершенно ненужных проверок в полку. Блоки и зачистки духовских кишлаков по наводкам своих из дружественных банд. Погибшие друзья, лица которых уже не забыть, и горечь о того, что не сохранил их фотографий. Первое ранение и контузия от разрыва гранаты, от которого мир покачнулся, перевернулся на девяносто градусов и резко приблизился, сузившись до размеров камня и чахлой травинки. Затем темнота и провал... Госпиталь в Кабуле, забитый стонущими искалеченными бойцами. Были и сопровождение автоколонн, тесная кабина КАМАЗа, два АКСа против духовcких засад, и запыленная бээмпэшка в прикрытие колонны. Искореженные остовы сгоревших наливников по обочинам дорог и перевернутая разорванная броня в ущелье. И между всем этим воспоминания о доме, о сестренке, о муравейниках под соснами, о грибах в осеннем лесу, о ветре с Невы.
В одном из рейдов убили друга, с которым жили в одном дворе, с которым вместе пришли в Афган из учебки, с которым шагали горными тропами и делили флягу с водой.
Глядя в темную воду Невы, он затянулся сигаретой, и в ночи сверкнул огонек. Падали снежинки и ложились белым пухом на землю.
Глупо получилось, он перебегал от дувала к дувалу, меняя позицию, друг прикрыл и получил пулю из "бура" под горло. Бронника чуть-чуть не хватило.
Он сидел на раскаленной броне рядом с убитым другом, спасшим ему жизнь, и старался не глядеть на него, и переводил взгляд на горы, и не хотел верить, что рядом лежит девятнадцатилетний русский парень и глядит в чужое небо, улыбаясь неживыми губами, а на шее у него запеклась кровь. Парень, не встретивший свое двадцатилетие, который тоже хотел жить. Когда вертушка, подняв клубы плотной пыли, оторвалась от земли и набрала высоту, унося друга и нескольких "трехсотых". Он сел возле нагретого катка бээмпэшки и заплакал.
Вдохнув кумар Афганской войны, он хотел только одного - вернуться домой целым. Любой ценой, но только целым. Плевать на ордена и медали, мертвым их некуда носить, а матерям они не нужны. Вернуться. Вернуться. Вернуться. Ему было двадцать лет, а на голове уже выступил иней седины. И не был он героем, не был трусом, служил как служилось, выполнял приказ Родины и паркетных генералов.
Ему не снились девушки, он думал о них, но снился дом, снились поля под Гатчиной, небо над заливом. Ему снилась мама. Милая мама, постаревшая, но ждущая. Любым, раненым, калекой, только бы вернулся живым. А он носил в лифчике "эфку", чтобы подорвать себя, если ему оторвет ногу или руку.
А в последнем перед дембелем рейде, на блоке крупного кишлака, он лежал и курил в кулак, и смотрел, как над невысоким минаретом крохотной мечети бескрайним темно-синим морем раскинулось звездное-звездное небо. И маленькие звездочки ярко мерцали, словно души погибших солдат посреди бескрайнего темного неба лжи и грязи этой необъявленной войны. Они мерцали ему, как память о не вернувшихся из боя, как память погибших братишек. Он наклонился и ладонью зачерпнул горсть каменистой, политой кровью земли, и положил ее в карман. Немного грустно было возвращаться в Союз, зная, что здесь остаются его ребята, и их еще ждут тяжелые афганские бои.
Огонек сигареты вспыхнул в темноте петровской ночи. Он замолчал, погрузившись в воспоминания двадцатилетней давности, а потом повернулся и, посмотрев в глаза, произнес:
- Знаешь, я теперь, когда ночью в небо смотрю, вспоминаю тот минарет в далеком Кандагаре, и будто бы снова там, той ночью, и все мои друзья со мной. И мы разговариваем, куря одну на всех сигарету. Ты меня считаешь свихнувшимся, но ты в школу ходил, и одноклассниц за косички дергал, а я друзей хоронил в Афгане. Мне было двадцать лет, и все что я видел в своей первой заграничной поездке - грязь, пот и кровь. И благодари Бога или Аллаха за то, что по утру ты не тянешься, по привычке нащупывая АКС, и лес не называешь "зеленкой". За то что не приходят к тебе во сне пацаны, с которыми ты сидел на броне под тем, кандагарским, солнцем, и которых не смог прикрыть. И не пытайся понять нас, вернувшихся оттуда, а просто сходи воскресным днем в церковь и помяни всех их одной свечой. Не веривших, их помяни...

Описание тайника

Содержимое тайника

Виртуальный вопрос: Что представляет собой памятник?

Интернет-блокнот

Оставить запись в интернет-блокноте тайника RSS-канал интернет-блокнота тайника Отправить ответ на виртуальный вопрос Добавить фотографии посещения тайника Оценить свои впечатления от посещения тайника Рекомендовать тайник Сообщить о проблеме с тайником
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Экспорт новостей
Новые тайники
Новые фотоальбомы
Интернет-блокноты

Наши партнеры

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.

Скачать приложение Геокешинг на Windows Phone.

Архив
Карта 0 Карта 1 Карта 2 Карта 3 Карта 4 Карта 5 Карта 6 Карта 7 Карта 8 Карта 9 Карта 10 Карта 11 Карта 12 Карта 13 Карта 14 Карта 15 Карта 16 Карта 17 Карта 18 Карта 19 Карта 20 Карта 21 Карта 22 Карта 23 Карта 24 Карта 25 Карта 26 Карта 27 Карта 28 Карта 29 Карта 30 Карта 31 Карта 32 Карта 33 Карта 34 Карта 35 Карта 36 Карта 37 Карта 38 Карта 39 Карта 40 Карта 41 Карта 42 Карта 43 Карта 44 Карта 45 Карта 46 Карта 47 Карта 48 Карта 49 Карта 50 Карта 51 Карта 52 Карта 53 Карта 54 Карта 55 Карта 56 Карта 57 Карта 58 Карта 59 Карта 60 Карта 61 Карта 62 Карта 63 Карта 64 Карта 65 Карта 66 Карта 67 Карта 68 Карта 69 Карта 70 Карта 71 Карта 72 Карта 73 Карта 74 Карта 75 Карта 76 Карта 77 Карта 78 Карта 79 Карта 80 Карта 81 Карта 82 Карта 83 Карта 84 Карта 85 Карта 86 Карта 87 Карта 88 Карта 89 Карта 90 Карта 91 Карта 92 Карта 93 Карта 94 Карта 95 Карта 96 Карта 97 Карта 98 Карта 99 Карта 100 Карта 101 Карта 102 Карта 103 Карта 104 Карта 105 Карта 106 Карта 107 Карта 108 Карта 109 Карта 110 Карта 111 Карта 112 Карта 113 Карта 114 Карта 115 Карта 116 Карта 117 Карта 118 Карта 119 Карта 120 Карта 121