Трубетчино - усадьба Васильчиковых [MS/4617]

Храм Спаса Нерукотворного Образа
Храм Спаса Нерукотворного Образа
ТАЙНИК
Тип: Пошаговый традиционный
Класс: Архитектурный
Замечательные люди
Исторический
Автор запретил искать и извлекать контейнер в зимний период
КООРДИНАТЫ (WGS84)
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Россия
Липецкая обл.
Добровский р-н
БЛИЖАЙШИЙ НАС.ПУНКТ
с. Трубетчино, с.Порой
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 2
Местность: 4
РЕЙТИНГ
4.00Рекомендаций: 1Нашли: 10
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ФОТОАЛЬБОМ ТАЙНИКА
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Школа
Школа
Конный двор и больница
Конный двор и больница
Парк
Парк
Башня сахарного завода
Башня сахарного завода
Автор: Гендальф
Создан: 13.09.2008
(отредактирован 01.11.2009)
Компаньоны: Lipovka, Putin&Lipovka

Описание окружающей местности

При подъезде к центру села Трубетчино Добровского района Липецкой области первое, что бросается в глаза, - это высокая труба из светлого кирпича с замысловатым орнаментом наверху. Располагаясь практически в центре бывшей усадьбы, она является символом когда-то крупнейшего в Лебедянском уезде Тамбовской губернии помещичьего имения. В отличие от большинства дворянских усадеб дореволюционной России, которые ассоциируются в нашем сознании с тенистой аллеей в усадебном парке, классической архитектурой господского дома или живописным прудом с беседкой на берегу, именно труба Трубетчинского сахарного завода олицетворяет собой историю и славу этого образцового хозяйства. И осталось бы Трубетчино одним из тысяч тихих дворянских гнезд, если бы не активная хозяйственная деятельность ее владельцев -князей Иллариона Васильевича, Виктора и Александра Илларионовичей Васильчиковых, создавших здесь четко отлаженное, образцовое хозяйство, известное на всю Россию, успешно действовавшее и приносившее стабильный доход вплоть до революции 1917 года.
Село Трубетчино, Спасское тож, известно с середины XVII века, когда оно принадлежало князю Алексею Никитичу Трубецкому, чья фамилия и дала первое название селу. Второе название произошло от деревянного храма во имя Спаса Нерукотворного образа, впервые упоминаемого в документах в 1710 году. Под тем же годом село Спасское значится как вотчинное владение князя Василия Лукича Долгорукого (1672-1739), дипломата, впоследствии действительного тайного советника, члена Верховного тайного совета, казненного 8 ноября 1739 года за организацию и участие в составлении подложного завещания императора Петра II.
В 1710 году Спасское насчитывало 64 двора - 5 церковных, 1 дворовый и 58 крестьянских. Всего 338 жителей. В 1727 году Спасское находилось во владении княжны Дарьи Матвеевны Гагариной, дочери казненного в 1721 году за "злоупотребления власти и упорство в скрытии пособников" сибирского губернатора Матвея Петровича Гагарина. В то время поместье насчитывало 757 душ крепостных крестьян мужского пола. Д.М. Гагариной наследовал ее брат князь Алексей Матвеевич (женатый на баронессе Анне Петровне Шафировой). В середине XVIII века Спасским владели дети A.M. Гагарина - князь Матвей Алексеевич (1725-1793, женатый на Анне Васильевне Салтыковой) и княгиня Анна Алексеевна (1722-1804, в замужестве за Дмитрием Михайловичем Матюшкиным). Во владении супругов Матюшкиных по 3-й ревизии (1767 года) состояло в селе Спасском, Трубетчино тож, Добровского уезда 1051 душа.
Князь Матвей Алексеевич умер бездетным, и его имение в Спасском перешло во владение сестры - Анны Алексеевны Матюшкиной, кавалерственной дамы ордена св. Екатерины I ст. (с 1797), фрейлины императрицы Елизаветы Петровны (с 1744), статс-дамы императрицы Екатерины Алексеевны (с 1762), обер-гофмейстерши (1796). В своих "Записках" Екатерина II не раз с доброжелательностью упоминает Анну Алексеевну, которая пользовалась ее доверием и благосклонностью. Именно А.А. Матюшкина стала первой носить на правой стороне платья портрет императора Павла Петровича, который также отличал А.А. Матюшкину в память службы ее при дворе родителей. Супруг ее - с 1754-го -Д.М. Матюшкин (1725-1800), камер-юнкер (1761), камергер (1762), тайный советник, возведенный австрийским императором Францем I в графское достоинство Священной Римской империи (1762). Графиня Матюшкина скончалась 3 мая 1804 года и погребена в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга.
Согласно "Экономическим примечаниям Лебедянского уезда Тамбовской губернии" (конец XVIII века) в селе Спасском, Трубетчино тож (оно насчитывало тогда 354 двора), графини Анны Алексеевны Матюшкиной была усадьба с деревянным господским домом и регулярным садом. Владельцами села были построены два храма: в 1772 году - усадебный двухэтажный деревянный с престолами во имя Всемилостивейшего Спаса Нерукотворного (в верхнем этаже) и во имя св. Сергия Радонежского (в нижнем); в 1777 году - также деревянный кладбищенский храм во имя св. Николая Чудотворца.
После смерти графини А.А, Матюшкиной Трубетчино наследовали ее внуки, малолетние графы Виельгорские -дети дочери Софьи (1755-1796), первой жены графа Михаила Юрьевича Виельгорского (1753-1807). Опекуном над имением состоял Гавриил Романович Державин, отстаивавший интересы малолетних владельцев Спасского в споре с однодворцами Покровской слободы города Лебедяни, заявившими свои права на часть их земли после размежевания 1782 года.
Васильчиковым имение перешло после женитьбы в 1817 году Иллариона Васильевича Васильчикова на Татьяне Васильевне Пашковой (1793-1875), которая до 1861 года была его официальной владелицей, уступив супругу право самостоятельно заниматься хозяйственной деятельностью в имении.
Илларион Васильевич Васильчиков (1775 или 1777-1847) происходил из старинного дворянского рода. Родители его - бригадир Василий Алексеевич и Екатерина Илларионовна (урожденная Овцына). Илларион Васильевич начал службу в 1792 году унтер-офицером в лейб-гвардии Конном полку. В 1793 году произведен корнетом, а с 1799 года - камергер. Служба в гвардии и при дворе сблизила его с наследником престола, будущим императором Александром Павловичем. При вступлении его на престол И.В. Васильчиков был произведен в генерал-майоры и пожалован в генерал-адъютанты. Назначенный вскоре командиром Ахтырского гусарского полка, Илларион Васильевич принял в этом качестве участие в войне с Францией 1806-1807 годов, отличившись в Пултусском сражении. Во время Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии 1813-1814 годов И.В. Васильчиков, командуя сперва кавалерийской бригадой, а затем корпусом, участвовал почти во всех крупнейших сражениях - под Миром, при отступлении к Смоленску, при Бородино, Тарутине, Малоярославце, Борисове, Бауцене, Кацбахе, Лейпциге, Дрездене и пр., навсегда вписав свое имя на страницы военной истории русской армии. За "отличие в сражении при Бриенне" он удостоен ордена Св. Георгия 2-й степени. По заключении Парижского мира И.В. Васильчиков был послан с известием о нем в Москву. С 1814 года он командовал гвардейской легкой кавалерией, с 1817 года - гвардейским корпусом. При нем произошла знаменитая "Семеновская" история, после которой он вышел в отставку и вскоре был назначен членом Государственного Совета. Во время событий 14 декабря 1825 года на Сенатской площади в Петербурге именно Илларион Васильевич убедил императора Николая Павловича принять решительные меры для подавления восстания: "Государь, нельзя терять ни минуты, теперь не остается ничего, кроме картечи... чтобы спасти Вашу империю". При этом И.В. Васильчиков являлся сторонником такой внутренней политики, которая учитывает происходящие изменения в обществе и адекватно реагирует на них. Так, в 1820 году он писал: "Революция в умах уже существует, и единственное средство не потопить корабля, это не натягивать больше парусов, чем ветер позволит". С 1831 года И.В. Васильчиков командовал войсками в Петербурге и окрестностях, в 1833-1847 годах - был шефом Ахтырского гусарского полка и генерал-инспектором кавалерии. В 1838 году император Николай Павлович, чьим безграничным доверием пользовался Илларион Васильевич, назначил его председателем Государственного Совета и Комитета министров. А 1 января 1839 года Васильчиков возведен в княжеское достоинство. Скончался Илларион Васильевич 21 февраля 1847 года и был погребен недалеко от своего родового имения на Струпинском погосте в Новгородской губернии.
По отзывам современников князь Васильчиков был самой привлекательной личностью из всего окружения Николая I. "Рассудительный, правдолюбивый, бескорыстный, самостоятельный в своих мнениях, истинный рыцарь чести... один из не-многих, кто не гнул спины перед всесильным Аракчеевым... он заслуженно пользовался доверием Александра I и Николая I. Отношение Николая I к И.В. Васильчикову прекрасно характеризуется выпиской из духовного завещания императора: "Душевно благодарю князя Иллариона Васильевича за его постоянную ко мне привязанность... он был мне другом, наставником и впоследствии первым помощником в государственных делах. Государи должны благодарить небо за таких людей".
Применительно к характеристике И.В. Васильчикова как владельца усадьбы Трубетчино показательна инструкция, данная им управляющим имениями, в том числе и Трубетчино. Он так рассуждал о власти, обязанностях и ответственности "управителя": "Справедливость есть первая добродетель в начальнике, а потому во всех случаях руководствоваться ею... Выгоды господина так тесно сопряжены с выгодами своих крестьян, что его богатство основано на их богатстве, а бедность его будет последствием их бедности, не упускать из вида все, что может служить к выгодам крестьян... Когда случится крестьянину обеднеть, то узнавать причины, от чего сие произошло... Если бедность крестьянина произошла от несчастных случаев, как-то: от пожару, от падежа, от неурожая и от покражи, то брать спорые меры для поправления такого дома
и не допускать его приходить в упадок. Три раза в год собирать крестьян в воскресные дни и на сходе спрашивать: нет ли притеснения и обид от начальников... Сколько можно стараться избегать телесных наказаний... Смотреть, чтобы крестьяне и дворовые люди не оставляли церковь Божию". Подобное отношение к проблеме ведения своего хозяйства и взаимоотношений с крестьянами И.В. Васильчиков воспитал в своих сыновьях.
При И.В. Васильчикове в Трубетчино начинается формирование дошедшего до нас усадебного комплекса. В 1831 году Илларион Васильевич приступил в Трубетчино к строительству каменной церкви во имя Спаса Нерукотворного Образа взамен старого деревянного храма по "плану и фасаду" выстроенного им храма в вотчине его супруги Татьяны Васильевны - в селе Благовещенском Балашовского уезда Саратовской губернии. Известно, что по его просьбе местный священник Сократ Казмин ездил в Тамбов для утверждения проектного плана церкви правящим архиереем и губернским архитектором. Однако возникли сложности с утверждением проекта архитектором, нашедшим в нем что-то "несообразным правилам архитектуры", В связи с этим С. Казмин предлагал Иллариону Васильевичу самому похлопотать в Петербурге об утверждении проекта храма Строительным комитетом. Неизвестно, чем закончилось дело с утверждением проекта, но к 1838 году каменный Спасский храм был построен и освящен. В основном своем объеме здание церкви дошло до наших дней, исключая трапезную и верх колокольни, разрушенные в годы советской власти. Храм построен в классическом стиле. Храмовая часть в плане имеет равноконечный крест, второй ярус - в виде круглого барабана с полуциркульными окнами и сферическим куполом с главкой. Фасады храма украшены угловыми пилястрами, полуколоннами и невысокими фронтонами. Над северным и южным входами устроены полуциркульные окна. Сначала колокольня храма стояла отдельностояшей, затем была соединена с храмом небольшой трапезной, напоминающей скорее переход.
Илларион Васильевич положил начало и превращению провинциальной усадьбы, приносившей доход своим владельцам лишь за счет труда крепостных, в доходное имение, основанное на применении современных технологий и методов хозяйствования. В 1839 году им был устроен в усадьбе огневой сахарный завод, значительно увеличивший доходность имения. В 1858 году завод был перестроен в паровой в соответствии с новейшими достижениями в этой области. Он был оборудован 10 гидравлическими прессами и 7 паровыми машинами. По данным на 1859 год, трубетченский завод перерабатывал 30 000 берковцев свеклы и производил при этом 9000 пудов сахарного песка. Небольшое вначале промышленное предприятие для обработки сельскохозяйственной продукции стало со временем главной хозяйственной отраслью Трубетчинского имения, навсегда определив специализацию и специфику усадебного хозяйства князей Васильчиковых.
Согласно документам, 1839 года в Трубетчино имелся конезавод, основанный еще в 1814 году. Сам Илларион Васильевич, страстный лошадник, долгое время был почетным членом Лебедянского скакового общества.
В 1840 году в Трубетчино возведена была первая каменная усадебная постройка. Хозяйством имения до 1861 года, особенно после смерти И.В. Васильчикова, ведали управляющие, за деятельностью которых, впрочем, внимательно наблюдали сами владельцы.
В 1861 году Трубетчино по раздельному акту с братьями перешло князю В.И. Васильчикову. Виктор Илларионович Васильчиков (1820-1878) выбрал традиционное для его рода военное поприще. По окончании Пажеского корпуса в 1839 году служил корнетом лейб-гвардии Конного полка. В 1842 году в качестве адъютанта генерала П.Х. Граббе участвовал в экспедициях против горцев Кавказа, с 1849 года находился при действующей армии во время Венгерской кампании. После начала Крымской войны отправился на Дунай, где сперва состоял при командующем Южной армии князе М.Д. Горчакове, а с января 1854 года исполнял должность начальника штаба Малахо-Валашского отряда. В ноябре того же года полковник Васильчиков был назначен начальником штаба севастопольского гарнизона. Виктор Илларионович прибыл в Севастополь в октябре 1854 года вместе с полками 12-й армии, посланной на помощь осажденному городу. 19 ноября того же года он был назначен исполняющим должность начальника штаба гарнизона. В сложнейших условиях неразберихи и беспорядков, царивших в Севастополе вследствие неудачного руководства штабом гарнизона предыдущим его начальником, он деятельно занялся устройством всех частей управления. На этом посту князь Васильчиков проявил себя как замечательный администратор и бесстрашный офицер. Он уделял много внимания улучшению положения раненых в госпиталях и перевязочных пунктах, урегулированию нарядов войск на работы, снабжению войск всем необходимым, сокращению расхода пороха и снарядов и т. д. По свидетельству очевидцев "в скором времени его влияние обозначилось повсюду". "С назначением князя Васильчикова многое изменилось к лучшему, насколько это было возможно среди сумятицы выполнения всех военных потребностей города". При этом он поражал всех своим мужеством и хладнокровием, ежедневно объезжая под обстрелом противника всю оборонительную линию. Авторитет князя Васильчикова и полезность его деятельности признавались в Севастополе всеми. Сам адмирал П.С. Нахимов говорил; "...убьют-c меня, убьют-с вас, это ничего-с, а вот если израсходуют кн. Васильчикова - это беда-с: без него не сдобровать Севастополю". И после гибели Нахимова именно Виктор Илларионович стал "душой" обороны Севастополя. За отражение второй бомбардировки гарнизоном в апреле 1855 года он был произведен в генерал-майоры с назначением в свиту Его Императорского Величества. За вклад в организацию и руководство обороной города он награжден многими наградами и орденами - св. Георгием 3-й степени, св. Владимиром 3-й степени, золотым палашом с надписью "За храбрость" и другими, званием генерал-адъютанта. Виктор Илларионович руководил организацией перехода гарнизона Севастополя в одну ночь с 27 на 28 августа 1855 года на Северную сторону, взяв на себя ответственность за эту рискованную операцию и оставив развалины города в числе последних. По словам военного инженера К.Д. Хлебникова, "без кн. Васильчикова оборона Севастополя не имела бы и половины успеха, какой был достигнут в действительности". Государь повелел в зале Пажеского корпуса, который окончил Виктор Илларионович, повесить мраморную доску с надписью: "Князь Виктор Васильчиков. Выпущен в 1839 г. 1854-1855 гг. Севастополь".
С ноября 1855 года по апрель 1856 года князь Васильчиков - начальник штаба Южной армии. В мае 1856 года "...назначен председателем Высочайше утвержденной следственной комиссии для открытия и дознания беспорядков и злоупотреблений по продовольствию войск бывшей Крымской и Южной армий и по содержанию госпиталей южного края". Основным итогом работы комиссии стал вывод о том, что причины этих злоупотреблений - в недостатках военной администрации. Главный вывод Крымской кампании для самого В.И. Васильчикова заключался в убеждении, что плачевный для России исход войны является предостережением, "...чтобы мы, русские, не зазнались окончательно, взглянули серьезно на внутренние наши неурядицы и подумали о врачевании своих недугов". С 1857 года В.И. Васильчиков исполнял должность начальника канцелярии военного министерства. В 1858 году назначен товарищем военного министра, неоднократно в отсутствии военного министра исполнял должность управляющего министерством.
В 1860 году в виду расстроенного здоровья оставил пост товарища военного министра, а через год был уволен в бессрочный отпуск и поселился в Трубетчино. В 1862 году Тамбовским дворянским депутатским собранием генерал-лейтенант князь В.И. Васильчиков согласно прошению был внесен в V часть дворянской родословной книги по Тамбовской губернии. В июне 1867 года он окончательно вышел в отставку, посвятив остаток своей жизни занятию вместе с братом А.И. Васильчиковым хозяйством в любимом имении.
К 1861 году имение Трубетчино включало несколько сел и деревень и насчитывало 10 496 десятин земли, в том числе 1800 десятин под лесом, и 2945 душ крепостных крестьян обоего пола. По уставной грамоте 1864 года бывшие крепостные крестьяне князей Васильчиковых села Трубетчино, сельца Екатериновки, деревень Никольской, Михайловки, Привольной и Новоселья, состоявшие со времен Иллариона Васильевича на оброке, получили в собственность около 5000 десятин земли (по 3 десятины на душу). Виктор Илларионович стал владельцем имения в 5000 десятин с небольшой барской запашкой, производившейся крестьянами, нанимаемыми со своим инвентарем и рабочим скотом, и капиталом в 30 тысяч рублей. Кроме упомянутых 1800 десятин дровяного и строевого леса, вся земля в имении была пахотной, при полном отсутствии естественных лугов. В основном выращивались гречиха, рожь, овес, немного пшеницы и гороха; большая часть земли сдавалась крестьянам в аренду. В пользовании свеклосахарного завода было 120 десятин земли, на которых "...уже 15 лет сряду возделывалась свекла, наймом, по самому первобытному купеческому способу... свекла рожалась плохо и больше походила качествами своими на репу или брюкву". Основной доход с имения к 1861 году составляли годовой оброк с крестьян {11 тысяч рублей) и прибыль от продажи сахара (от 17 до 20 тысяч рублей в год).
По словам В.И. Васильчикова, главное достоинство Трубетчино заключалось в том, что имение не было нигде заложено и поэтому не обременено долговыми выплатами, а поэтому владелец его мог пользоваться дешевым частным кредитом. В преддверии назревавшей крестьянской реформы и еще до раздела имущества Александр и Виктор Илларионовичи стали готовить свои имения, в том числе и Трубетчино, к хозяйствованию на основе вольнонаемного труда. В конце 1850-х -начале 1860-х годов были выстроены жилые дома для наемных рабочих, обширный рабочий двор с конюшнями для рабочих лошадей, мастерскими и кладовыми. Решив заниматься хозяйством самостоятельно без управляющего, В.И. Васильчиков лично вникал во все мелочи имения, при этом постоянно, советуясь и обсуждая проблемы экономии со старшим братом Александром Илларионовичем. Тот, занимаясь в это время делами Таурогенского майората и новгородских имений князей Васильчиковых, часто приезжал и подолгу жил в Трубетчино.
Первым делом В.И. Васильчиков обратил внимание на свеклосахарный завод, который оставался главным источником дохода экономии. Необходимо было улучшать культуру выращиваемой в имении свекловицы. Убежденный, что "...русский рабочий и русская почва способны к той же прогрессивности, как и люди и почвы других стран, если к делу приложить труд и деньги... что ссылка на климатические затруднения и препятствия есть не что иное как напрасная отговорка и что, наконец, дело состоит не в изобретении для России новых законов и принципов земледелия и промышленности, а в применении к данной местности освященных уже опытом оснований, приведенных в научную систему трудами и стараниями нескольких поколений", Васильчиков совершил путешествие по Европе с целью знакомства с сельским хозяйством в других странах. Побывав в Англии, Франции и Германии, он пришел к выводу, что условия и практика земледелия в крупных хозяйствах Магдебургского края Северной Германии наиболее близки и применимы к условиям Трубетчинской экономии. Крупные германские хозяйства не зависят исключительно от земледелия и совмещают его с работой различных промышленных предприятий - свеклосахарных, мукомольных, винокуренных и других заводов. Взяв за образец имение г. Фишера близ города Кальбе, Виктор Илларионович принял-
ся за возделывание свекловицы, сформулировав лозунг "возрождавшегося" Трубетчинского хозяйства, как "улучшенная обработка почвы и удобрение полей". Поставив в первые годы своего хозяйствования в Трубетчино во главу угла стремление увеличить производительность полей, он обратился к улучшению скотоводства и позже к применению механических средств обработки земли, довольствуясь сперва обычным инвентарем. Для посева свеклы было выделено 12 наделов по 75 десятин каждый на отдельном хуторе при 12 парах рабочих лошадей.
Давно задумавшись над причинами плохой урожайности крестьянских земель по сравнению с помещичьими, Виктор Илларионович пришел к выводу, что главная причина этого кроется в различных условиях их обработки. Сложившаяся в среде частных владельцев практика распахивать свои земли под посевы яровых заблаговременно способствовала лучшему разрыхлению почвы и сохранению в ней влаги. Крестьянские же хозяйства, использующие до глубокой осени свои наделы для выпаса скота, пахали землю лишь перед самым севом, а "...продолжительное утаптывание почвы скотом и оставление жнивы непахаными под зиму препятствует проникновению сырости и способствует быстрому осушению борозды, взметанной перед самым посевом, в то время, когда брошенное в землю зерно нуждается во влаге для произрастания".
Васильчиков пошел еще дальше в стремлении максимально извлечь пользу из "правильной" обработки земли. Он задался целью создать собственную конструкцию плуга на основе различных видов, распространенных в русских и европейских хозяйствах. Он стремился "...добиться такого плуга, который легко бы углублялся в почву, приподнимал бы верхний слой как можно выше, не переворачивая его вверх дном и не придавливая вспаханной земли задним крылом отвала, оставляя бы ее на борозде в самом разрыхленном, пухлом состоянии. В то же время от него требовалось, чтобы он был легок, прочен и устойчив, даже без передка, который напрасно затрудняет скотину излишним сопротивлением, а пахаря переноской плуга...". С помощью мастера, привезенного из Германии, и с учетом особенностей местной почвы Виктор Илларионович сконструировал собственный плуг и почвоуглубитель. Эта конструкция плуга, вошедшего в историю под названием "васильчиковского" и показанного впервые на Петербургской мануфактурной выставке 1870 года, вполне удовлетворяла запросам не только ее создателя, но и многих земледельцев окрестных губерний на протяжении десятков лет. Так, известный сельский хозяин Л.Н. Шишков говорил князю Васильчикову, выступавшему в 1869 году на заседании Московского общества сельского хозяйства: "Я вашему плугу сильно обязан. Работники предпочитают его... привыкают к нему скоро и работают отлично".
Хозяин Трубетчина постоянно улучшал и увеличивал состав механического оборудования для обработки земли. Кроме "васильчиковских" плугов инвентарь имения включал в себя другие типы плугов, различные виды борон, культиваторы, паровые молотилки, сортировки, катки, сеялки (большинство из которых рядовые), жнейки, сенокосилки и др.
Свекловичные поля, бывшие до 1861 года отдельной отраслью имения, были введены в общий севооборот. Применение при посеве свеклы рядовой сеялки, "системная" обработка плантаций летом, использование специальных ручных и конных орудий, обучение полевых смотрителей и надзирателей дали в первые же годы прекрасный урожай сахарной свеклы. С каждой десятины ее собиралось до 100 берковцев (1 берковец равен 10 пудам). Свеклосахарное производство было центральной отраслью экономии. Обеспечивая на две трети потребности завода в свекле за счет собственных плантаций, имение до 34 процентов сырья закупала у поставщиков, в основном крестьян соседних деревень. Постоянно наращивая обороты в производстве сахара, Васильчиков превратил завод в крупное промышленное предприятие, располагавшее просторными помещениями в кирпичных одно- и трехэтажных зданиях и современным оборудованием. В 1876 году на нем действовали 4 гидравлических пресса, вырабатывавших в год 33 000 пудов сахара. Заводское оборудование обслуживали механик, он же директор завода, 31 мастеровых и до 350 вольнонаемных чернорабочих. Весь сахар сбывался в Москве. Свеклосахарное производство приносило хозяйству чистой прибыли до 50-70 тысяч рублей в год.
Та же "система" полеводства, выработанная Васильчиковым для свеклы, была применена к выращиванию озимой пшеницы, на которую был сделан упор в зерновой отрасли экономии в начале 1860-х годов, ввиду плохих урожаев яровой пшеницы, малоценности овса и истощения почвы после многолетних посевов гречихи. Для посева озимых были применены рядовые сеялки, переделанные в мастерской имения из гарретовских сеялок. Применение их дало прекрасные результаты. С тех пор Васильчиков стал убежденным сторонником рядового посева, защищая этот метод на заседаниях Московского общества сельского хозяйства и на страницах специализированных журналов: "...рядовая сеялка создана для нашего черноземного края, она обеспечивает озимые посевы и составляет необходимую принадлежность сколько-нибудь путного хозяйства". Применялся рядовой посев и при выращивании яровых - овса, гороха, льна и пшеницы.
Успехи первых лет хозяйствования дали возможность расширить площади посевов. Через несколько лет все 3000 десятин пахотной земли, разделенные на три хутора, обрабатывались по "новой системе": один участок - на лошадях, два - на волах. Отсутствие естественных лугов в имении заставило заняться травосеянием, в основном тимофеевкой, не только обеспечивающим впоследствии рабочий скот экономии собственным кормом, но и позволявшим выставлять сено на продажу. Постепенно в Трубетчинском хозяйстве сложилась практика двух севооборотов, двенадцатипольного и десятипольного: 1) пар, свекла, свекла, пар, озимь, яровое, пар, озимь, яровое, тимофеевка, тимофеевка, тимофеевка; 2) пар, свекла, свекла, яровое, пар, озимь, яровое, тимофеевка, тимофеевка, тимофеевка. Этой системы В.И. Васильчиков придерживался все годы хозяйствования в Трубетчино, порой внося в севооборот необходимые коррективы, диктуемые различными обстоятельствами. При А.И. Васильчикове и его наследнице О.А. Толстой в 1880-х годах были установлены 4 севооборота: четырехпольный свекловично-хлебного типа, шестипольный того же типа с большим развитием посева свеклы, восьмипольный с посевом клевера на семена и десятипольный многопольно-травяного типа с посевом корнеплодов.
Подробные отчеты конторы имения о посевах и уборке зерновых и корнеплодов дают возможность оценить размеры урожая в Трубетчино в 1870-1880-е годы. Так, с одной десятины убиралось четвертей: ржи - 10,9, пшеницы - 9,6, овса - 13,5, свекловицы - почти по 100 берковцев. Каждая засеянная десятина давала в среднем по 100 пудов ржи, 91 пуду пшеницы, 81 пуду овса. Эти цифры значительно выше подобных показателей по окрестным хозяйствам. Собранное зерно Трубетчинская экономия постоянно сбывала на рынок, отправляя его в Липецк, Лебедянь, Елец, Раненбург, в окрестные губернии и в Москву. Кроме того, экономия постоянно продавала ячмень, просо, льняное и конопляное семя, горох. Для хранения и переработки продуктов полеводства князем Васильчиковым были построены гумно, сушилка, хлебные амбары, две мельницы - водяная и паровая.
Устроенная В.И. Васильчиковым мастерская не только занималась починкой сельскохозяйственных орудий, изготовляла плуги, бороны, катки, сеялки и небольшие молотилки для нужд самой экономии, но и производила инвентарь на продажу, обеспечивая им многие соседние хозяйства.
Животноводство в Трубетчино практически всегда преследовало цель обеспечить потребности имения в рабочем скоте. Вначале в хозяйстве использовались лишь лошади, но затем упор в полевых работах был сделан на удобных в работе и неприхотливых в содержании волов. В 1880-х годах при десятке лошадей, содержащихся для выезда владельца и разъезда служащих, в хозяйстве было более сотни лошадей (в основном при заводе) и две с половиной сотни волов.
С 1864 года Васильчиков начал приводить в порядок лесное хозяйство имения, насчитывавшее около 2040 десятин. На вырубках были вновь высажены сосна и береза, отчасти - ель, пихта, лиственница, клен. Все лесное хозяйство было распределено на 40 участков в соответствии с 40-летним оборотом рубки. Вырубаемый лес продавался в основном на дрова. Лесное хозяйство имения, в котором действовали питомник и школа, приносило в год до 10 тысяч рублей. Большие запасы глины в местной почве позволили устроить завод по производству кирпича, также приносивший ощутимый доход.
Обшее заведование имением и сахарным заводом находилось в руках владельца, который нанимал старшего смотрителя и до 50 смотрителей и надзирателей на период весна-осень, наблюдавших за всем ходом хозяйственных работ. На постоянном жаловании экономии находились служащие конторы (в том числе бухгалтер), лесник, годовые рабочие по полеводству (в среднем 40-50 человек), рабочие при скотном дворе, кучера, конюхи, коновал, маляр, шорник, колесник, медники, кузнецы, слесари, столяры, плотники, садовник, почтовые служащие и телеграфист. Ежегодно в имение нанималось 60-70 так называемых "сроковых" рабочих на летний период, но часто они же получали работу зимой на свеклосахарном заводе. В отношениях с нанимаемыми рабочими В.И. Васильчиков завел строгий порядок - заполнялись договорные листы, рабочим выдавались расчетные книжки, жалованье выплачивалось ежемесячно и строго в срок. За самовольные отлучки с работы в сезон, порчу инвентаря, пьянство и другое проступки экономия имела право штрафовать провинившихся. Четко регламентировались условия работы и отдыха, в том числе в воскресные и праздничные дни, ведись учет выполненных объемов работ и расценка оплаты труда. Большинство рабочих составляли жители окрестных сел и деревень, остальные получали от экономии квартиры с освещением, отоплением и посудой в специально построенном общежитии. Васильчиков достиг того, что люди, поступающие к нему на работу в имении или на завод, "...сначала плохие, как относительно усердия в работе, так и относительно качества исполнения ее, делаются через год-два очень порядочными работниками благодаря хорошему примеру и всей обстановке на работах... Благодаря имению окрестное население в числе нескольких тысяч человек, ходящее на работы в поле, также приучилось хорошо и аккуратно исполнять работы - почти как бы привыкло к такому исполнению". Сам Виктор Илларионович пришел к убеждению, что "...с русским рабочим хозяйничать можно если не лучше, то и не хуже, чем за границей".
В первое двадцатилетие пореформенного времени Трубетчинское имение князей Васильчиковых постоянно было в центре внимания русской общественности, обсуждавшей проблемы перестройки частновладельческого хозяйства. Оно считалось образцовым и по условиям, и по результатам сельскохозяйственного производства, и по организации всего процесса работы, и по степени доходности. Посещавшие Трубетчино специалисты писали: "Вообще хозяйство кн. Васильчикова поучительно во многих отношениях, между прочим, потому, что в нем культура доведена до возможного совершенства... хозяевам, желающим поучиться, не мешает лично побывать в с. Трубетчино"; "...в имении ведется такое хозяйство, каких, вероятно, мало в России"; "...имение, которое разрешило уже задачу ведения рационального хозяйства в настоящем, а не общепринятом смысле этого слова, и при наших условиях... вполне образцовое".
Но успешная хозяйственная деятельность не являлась единственным делом Виктора Илларионовича. Он печатал свои сочинения по вопросам истории войны 1853-1856 годов, развития сельского хозяйства и лесоводства* состоял почетным мировым судьей по Лебедянскому уезду, активно участвовал в работе уездного земского собрания.
Являясь долгое время председателем Лебедянского училищного совета, В.И. Васильчиков много сделал для развития образования в Лебедянском уезде. Он ставил вопрос о введении всеобщего образования в селах, способствовал переходу к четырехлетнему образованию, опекал трубетчинское училище, открытое в 1870 году. В память о "князе-воине и князе-пахаре" 3 октября 1901 года в зале заседаний Лебедянского земского собрания был помещен портрет князя В.И. Васильчикова.
После смерти князя, последовавшей 5 октября 1878 года, во владение имением ввиду бездетности Виктора Илларионовича вступил его старший брат Александр, любивший Трубетчино более других своих владений и проведший здесь последние годы жизни. Князь Александр Илларионович (1818-1881) вопреки семейной традиции избрал гражданскую стезю, закончив Санкт-Петербургский университет, а после короткой службы в Собственной Е.И.В. канцелярии перешел на должность вначале уездного, а затем губернского предводителя дворянства Новгородской губернии, прославившись борьбой со злоупотреблениями местных помещиков и чиновников. В 1853-1856 годах состоял в рядах народного ополчения. С 1862-го -гласный Новгородского губернского по крестьянским делам присутствия. В 1865-1872 годах Александр Илларионович -гласный Старорусского уездного и Новгородского губернского земств. В 1872 году возглавил Петербургское отделение Комитета о сельских ссудосберегательных и промышленных товариществах, войдя в историю как один из родоначальников и организаторов кооперативного движения в России. В 1876-1878 годах А.И. Васильчиков был председателем Петербургского комитета Славянского благотворительного общества. В 1881 году в числе других 12 экспертов был приглашен для работы в комиссии по вопросу о понижении выкупных платежей. Князь А.И. Васильчиков - автор целого ряда опубликованных и рукописных работ по проблемам самоуправления, внутренней политики государства, сельского хозяйства.
Он стал известен русскому обществу не только благодаря своим литературным трудам, но и как передовой хозяин, чьи имения в Тамбовской, Новгородской, Псковской и Ковенской губерниях были широко известны в России как образцовые хозяйства.
Общий порядок ведения хозяйства в Трубетчино, установленный Виктором Илларионовичем, был сохранен новым владельцем имения, тем более что именно А.И. Васильчиков помогал брату его разрабатывать и претворять в жизнь. При нем продолжилось пополнение арсеналов хозяйства новейшими сельскохозяйственными орудиями, применение современных технологий в обработке полей. В 1879 году были заменены два гидравлических пресса свеклосахарного завода на более современные, что резко повысило его производительность. В 1880 году он вырабатывал 250 тысяч пудов сахарного песка. На заводе работало 376 человек с учетом рабочих, занятых на свекольных полях.
2 октября 1881 года Александр Илларионович скончался в Трубетчино; как родители и брат, он был похоронен в родовой усыпальнице князей Васильчиковых в Новгородской губернии. В наследство вступила его дочь графиня Ольга Александровна Толстая (1857-?) - супруга флигель-адъютанта, полковника графа Михаила Павловича Толстого (1845-?). Позднее именно он стал подлинным хозяином усадьбы вплоть до 1917 года.
Граф Михаил Павлович Толстой происходил из старинного дворянского рода - графской ветви Толстых. Воспитывался в Пажеском корпусе. Служил в лейб-гвардии Гусарском полку, в 1868 году был произведен во флигель-адъютанты, в 1870-1875 годы командовал эскадроном, затем дивизионом, временно командовал полком. С 1875 года - полковник, заведующий хозяйством полка. В 1877 году направлен в действующую армию и назначен командиром вначале 3-й, а затем и 1-й бригады Болгарского ополчения. За мужество, проявленное при командовании передовой позицией при обороне Шипкинского перевала, Михаил Павлович был пожалован орденом св. Георгия 4-й степени. Позднее за отличия при Шипке и Эски-Загре награжден золотым оружием с надписью "За храбрость" и орденом св. Владимира IV степени с мечами и бантом. После войны М.П, Толстой командовал 15-м драгунским Тверским полком, затем бригадой 2-го Кавказского кавалерийского корпуса, был начальником Царско-Колодского военного полугоспиталя, состоял при Кавказской армии.
В 1882 году вышел в отставку с чином генерал-майора и поселился в имении своей супруги Ольги Александровны Трубетчино, посвятив себя занятию хозяйством и земской деятельности в Тамбовской губернии. С 1884 года он состоял почетным попечителем мужской прогимназии в Лебедяни.
Граф Михаил Павлович Толстой вместе с супругой Ольгой Александровной и детьми Павлом, Виктором, Ольгой, Александром и Софьей был внесен в V часть дворянской родословной книги по Тамбовской губернии.
Подолгу проживая в Трубетчино, супруги Толстые смогли не только сохранить, но и улучшить устроенное прежними владельцами образцовое усадебное хозяйство. Вот как описывает Трубетчино " Настольная и дорожная книга для русских людей" под редакцией В.П. Семенова: "Трубетчинское имение (в количестве 6000 дес.)... имеет свеклосахарный завод, выделывающий до 60 тыс. пудов сахарного песку, и механическую мастерскую, приготовляющую сельскохозяйственные орудия. Кроме устроенного на самых рациональных началах интенсивного хозяйства, в Трубетчино разведен скот симментальской породы и введено искусственное разведение леса".
Революция 1917 года принесла Трубетчино, как и тысячам других усадеб России, разорение и гибель. В январе 1918 года усадьба подверглась разорению со стороны жителей окрестных селений. Был разграблен и сожжен главный усадебный дом, расхищен живой и мертвый инвентарь из многочисленных хозяйственных построек, разрушены хутора экономии, растащено зерно. Лишь весной 1918 года новая власть спохватилась и передала Трубетчинское имение в ведение Главсахара, который установил охрану усадебного имущества и восстановил производство на сахарном заводе. Пытались спасти из усадьбы хоть что-то для будущих поколений и сотрудники Липецкого музея. Неизвестно, чем закончились эти попытки. Хотя беломраморные статуи, хранящиеся сегодня в фондах Липецкого областного краеведческого музея, скорее всего именно из Трубетчино.
После того как был закрыт сахарный завод и оборудование передано Борин-скому сахарному заводу, усадьба лишилась своего последнего хозяина, имевшего необходимость и возможность хоть как-то поддерживать в ней порядок. Теперь лишь время и местные жители (причем как первое, так и вторые абсолютно неумолимые) стали полновластными хозяевами Трубетчинской усадьбы. Погиб главный усадебный дом, разрушены здания сахарного и винокуренного заводов, конный и скотный дворы, "троечная" конюшня, мельница, баня и многие другие, более мелкие хозяйственные постройки.
Теперь лишь часть усадебного комплекса с возвышающейся над всей окрестностью заводской трубой напоминают нам о некогда крупном усадебном комплексе и процветающем хозяйстве.
Хочется верить, что мы сумеем сохранить хотя бы то, что осталось.
Основные постройки усадьбы Трубетчино располагаются на склоне южного берега большого "Графского" пруда, через плотину которого проходит дорога на село Екатериновку, отделяющая собственно усадьбу от села. То, что усадьба Трубетчино при князьях Васильчиковых превратилась постепенно из типичной сельской провинциальной усадьбы в образцовое хозяйство с большим количеством хозяйственных строений, наложило свой отпечаток и на весь облик усадебного комплекса. Вся планировочная структура Трубетчино свидетельствует о том, что ее владельцы при застройке усадьбы исходили не из эстетических побуждений, воплощенных в облике большинства русских усадеб, а сугубо из практических соображений. Отсюда и четкое схематичное деление усадебного комплекса на 4 функциональные части: 1) жилая, сформировавшаяся вокруг старого усадебного дома на краю парка, включающая в себя ряд жилых и хозяйственных строений и находящаяся как бы на периферии всего усадебного комплекса; 2) хозяйственно-производственная, состоящая из зданий сахарного завода с дымовой трубой, построек животноводческого комплекса, мастерской, кузни и пр. и занимающая главное место в усадьбе, характеризуемое удобством расположения у центральной улицы села и добротностью построек; 3) складская, включающая в себя амбары для хранения сельскохозяйственной продукции и располагающаяся в основном на противоположном берегу пруда; 4) "общественная" состоящая из Спасской церкви, больницы и школы, и отделенная от главных усадебных построек центральной улицей села.
Большинство построек Трубетчинской усадьбы относится к 1855-1883 годам -периоду формирования усадебного комплекса и активной хозяйственной деятельности ее владельцев в этот период -князей Виктора и Александра Илларионовича Васильчиковых. В это время ими были построены комплекс жилых и хозяйственных зданий у центрального подъезда к главному усадебному дому, конюшня, конный и скотный дворы, амбары и пр. Согласно данным земского налогообложения на 1888 год, в Трубетчинской экономии было 33 жилых (10 каменных и 23 деревянных) и 19 нежилых (11 каменных и 8 деревянных) зданий, оцениваемых в 132 159 руб.
Второй период строительства в усадьбе связан с деятельностью графа Михаила Павловича Толстого, построившего в 1890-х - начале 1910-х годов здания сахарного завода, телятник, мельницу, жилой дом в стиле "модерн", школу, больницу имени князя В.И. Васильчикова.
По сведениям Лебедянского уземотдела усадьба графини Толстой к 1918 году состояла из следующих построек:
1. Жилые: дом бывшего управляющего, кухня, новая школа, квартира учителя, старая школа, квартира учителя при школе, кухня и квартира молочницы, квартира рабочих и комитета, квартира служащих и старый дом. Все означенные постройки каменные. Квартира директора, квартира механика и милиции. Бывшая квартира караульного каменная. Квартиры служащих и мастеровых каменные, квартира бывшего смотрителя, конторы, экономии и завода. Квартира бухгалтера, кассира, квартира помощника директора и врача каменная. Кухня, квартира служащих мастеровых и еще три квартиры мастеровых. Каменный дом графини Толстой, кухня, флигель, 3 квартиры служащих. Прачечная комната. Детский домик деревянный,
2. Нежилые и хозяйственные строения: конный двор, кузница каменная, бычий двор, графская конюшня, молочная ферма, потребительская лавка, кинематограф, рига каменная, навес при мастерской каменный, 2 кладовые каменные, конюшня, 2 навеса каменных, мост каменный со сводами, паточная яма, бывший винокуренный завод, паровая печь, сахарный завод каменный, сахарный склад, баня каменная, 2 ледника, 2 оранжереи каменные, 2 парника каменных, теплица, 2 плотины - каменная и деревянная, склад извести, дымовая труба, бак и баня каменные, 2 подвала, 3 погреба, сушилка и мост при сушилке, 7 амбаров (6 из них каменные), 19 сараев (7 из них каменные).
К сожалению, пока мало что известно о главном усадебном доме. Он был двухэтажным каменным с небольшой деревяной пристройкой. Лом постепенно погиб после пожара, случившегося при разграблении усадьбы в начале 1918 года Перед ним, со стороны главного въезда в усадьбу, были устроены клумбы и палисадники. Со стороны парка подход к дому также был украшен палисадником.
Из других построек усадьбы представляет интерес разрушенная в последние годы "троечная" конюшня. Ее главный фасад включал в себя трое ворот с четвертьциркульными перемычками, над которыми возвышались высокие щипцы, украшенные кирпичными фестонами и обрамленные сложным карнизом. Фасад здания был расчленен пилястрами и украшен сложным карнизом с сухариками. На правом щипце конюшни в овальном окне было вмонтировано чугунное изображение головы лошади, хранящееся сегодня в фондах Липецкого областного краеведческого музея. Примерно в том же стиле были построены конный и скотный дворы, также не сохранившиеся, за исключением ворот конного двора. Ворота оформлены в виде портала с двумя выступающими пилястрами, обрамленным небольшим щипцом со сложным карнизом.
Сохранившийся жилой флигель главного дома в стиле "модерн" был построен примерно в 1910-х годах. Центральная часть его фасада заканчивается вверху высоким щипцом с небольшим чердачным окном и полувальмовой кровлей. Фасадные окна имеют удлиненную пропорцию и украшены сандриками. Интересен прилегающий к нему комплекс и хозяйственных построек. Это угловой дом с каменным нижним этажом и верхним деревянным (устроенным позднее). Его фасад украшен карнизом и рустованными угловыми пилястрами. Окна с полуциркульными перемычками обрамлены по периметру строгим наличником в виде овала. "Дом с флигелями", так же как и предыдущий, относится к одним из старейших построек усадьбы. Он состоит из трех объемов - центрального двухэтажного здания и двух боковых флигелей, соединенных с ним небольшими перемычками и выходящих на главный фасад торцевыми стенами. Широкие полуциркульные окна с сандриками в виде валов, простые карнизы и угловые пилястры украшают их фасады.
Наряду с многочисленными жилыми и хозяйственными постройками в комплекс усадьбы Трубетчино входят сад, занимающий несколько гектаров к юго-западу от собственно усадьбы, и парк площа-
дью 15 гектаров, насчитывающий до 25 древесно-кустарниковых пород. Кроме старовозрастных деревьев белого тополя, липы, ясеня, вяза и клена, встречаются экзотические для этой местности деревья европейской и сибирской лиственницы, клена обыкновенного Швеллера. В парке были устроены многочисленные аллеи, дорожки, а также два небольших пруда, ныне пересохшие.
Комплекс усадьбы Трубетчино относится к числу наиболее интересных из сохранившихся подобных памятников истории и культуры Липецкой области. Он требует дальнейшего изучения как яркий пример делового подхода не только к устройству самой усадьбы и организации хозяйства, но и всего уклада жизни в усадьбе.
А.А. Найденов - "Трубетчино. От сельской усадьбы к образцовому хозяйству", "Русские провинциальные усадьбы", 2003 г.

Описание тайника

Содержимое тайника

"Сокровища"

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника Оставить запись в интернет-блокноте тайника RSS-канал интернет-блокнота тайника Отправить ответ на виртуальный вопрос Добавить фотографии посещения тайника Оценить свои впечатления от посещения тайника Рекомендовать тайник Сообщить о проблеме с тайником Спрятать все Показать все

De_XuMuK (08.05.2015 20:37:20)
Были с женой 08.05.2015 17:00. Возникли проблемы с поиском тайника: пень упал, а тайник засыпало листвой. Потеряв надежду найти схрон, чудом наступил в ту яму, где лежал тайник. Содержимое промокло и было просушено. Необходимо заменить контейнер и блокнот, который частично пришёл в негодность. Взял ручку. Положил фигурку лягушки. Тайник закрыл пнём, положив его плашмя и присыпав листвой. На всякий случай сфотографировал его нынешний вид.
Юленька (10.03.2015 16:46:18)
Нашли пень. много снега - не стали к нему подходить, что бы следов не оставлять. Спасибо авторам за интересный тайник
3 semi (28.05.2013 22:17:56)
Al-Varez (18.11.2012 20:13:47)
C.J.A. (21.08.2012 19:08:13)
HunterLip (23.01.2012 22:53:41)
RinKa (26.04.2010 20:15:48)
Агасфер (04.11.2008 20:51:40)
Tonic82 (14.10.2008 19:44:08)
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Экспорт новостей
Новые тайники
Новые фотоальбомы
Интернет-блокноты

Наши партнеры

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.

Скачать приложение Геокешинг на Windows Phone.

Архив
Карта 0 Карта 1 Карта 2 Карта 3 Карта 4 Карта 5 Карта 6 Карта 7 Карта 8 Карта 9 Карта 10 Карта 11 Карта 12 Карта 13 Карта 14 Карта 15 Карта 16 Карта 17 Карта 18 Карта 19 Карта 20 Карта 21 Карта 22 Карта 23 Карта 24 Карта 25 Карта 26 Карта 27 Карта 28 Карта 29 Карта 30 Карта 31 Карта 32 Карта 33 Карта 34 Карта 35 Карта 36 Карта 37 Карта 38 Карта 39 Карта 40 Карта 41 Карта 42 Карта 43 Карта 44 Карта 45 Карта 46 Карта 47 Карта 48 Карта 49 Карта 50 Карта 51 Карта 52 Карта 53 Карта 54 Карта 55 Карта 56 Карта 57 Карта 58 Карта 59 Карта 60 Карта 61 Карта 62 Карта 63 Карта 64 Карта 65 Карта 66 Карта 67 Карта 68 Карта 69 Карта 70 Карта 71 Карта 72 Карта 73 Карта 74 Карта 75 Карта 76 Карта 77 Карта 78 Карта 79 Карта 80 Карта 81 Карта 82 Карта 83 Карта 84 Карта 85 Карта 86 Карта 87 Карта 88 Карта 89 Карта 90 Карта 91 Карта 92 Карта 93 Карта 94 Карта 95 Карта 96 Карта 97 Карта 98 Карта 99 Карта 100 Карта 101 Карта 102 Карта 103 Карта 104 Карта 105 Карта 106 Карта 107 Карта 108 Карта 109 Карта 110 Карта 111 Карта 112 Карта 113 Карта 114 Карта 115 Карта 116 Карта 117 Карта 118 Карта 119