Огненный остров [VI/9364]

Руины командного пункта
Руины командного пункта
ТАЙНИК
Тип: Виртуальный,
городской
Класс: Исторический
Музей/экскурсия
Прогулка
Сезонные ограничения отсутствуют
КООРДИНАТЫ (WGS84)
(видны только зарегистрированным пользователям)
МЕСТНОСТЬ
Россия
Волгоградская обл.
БЛИЖАЙШИЙ НАС.ПУНКТ
Волгоград
ОЦЕНКИ ТАЙНИКА [?]
Доступность: 1
Местность: 1
РЕЙТИНГ
4.19Рекомендаций: 3Нашли: 32
АТРИБУТЫ [?]
ПАСПОРТ ТАЙНИКА
ЭКСПОРТ ТОЧКИ
ФОТОАЛЬБОМ ТАЙНИКА
ПОКАЗАТЬ НА КАРТЕ
БОЛЬШЕ КАРТ
Руины командного пункта
Руины командного пункта
"Ролик"
"Ролик"
Схема обороны 138-й дивизии
Схема обороны 138-й дивизии
Автор: dizzoid
Создан: 25.12.2010
(отредактирован 25.12.2010)
Компаньоны: Жорыч

Описание окружающей местности

Октябрь сорок второго был для защитников Сталинграда одним из самых тяжелых месяцев. К середине месяца врагу удалось выйти к Волге севернее завода «Баррикады». В это время на правый берег реки переправилась 138-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник И. И. Людников. Ей была поставлена задача не допустить захвата фашистами завода.

138-я выполнила приказ. Она сдержала натиск врага и не пустила его на «Баррикады». Однако противник, подтянув свежие силы, сумел в ноябре выйти к Волге южнее завода. Таким образом, дивизия полковника Людникова была отрезана от своих соседей и прижата к реке. Впереди, слева и справа — враг, позади — Волга. Дивизия вроде на острове оказалась. А остров тот был не так уж велик — 700 метров по фронту и 400 метров в глубину. Насквозь простреливался противником.

138-й пришлось сражаться с наседавшим врагом в полной изоляции, в отрыве от главных сил 62-й армии, от соседей и даже своих тылов, которые находились за Волгой.

Трудно было на любом сталинградском рубеже, но самая тяжелая ноша выпала все-таки на долю людниковцев. Это понимали все. Мне, корреспонденту газеты Сталинградского фронта, постоянно находившемуся в 62-й армии, каждодневно приходилось получать из редакции запросы: «Что происходит на «острове Людникова?!», «Как воюют людниковцы?». С этими же вопросами я шел в политотдел армии, в оперативный и разведотдел штаба. Ответ всегда был весьма лаконичным: «Людников держится. «Баррикады» в наших руках». От такой информации на сердце становилось чуть-чуть спокойнее, но написать о людниковцах ничего не мог. А пробраться в 138-ю дивизию было никак нельзя.

И все-таки заветный час наступил. Вот передо мною лежат мои сталинградские записи. Читаю их с волнением: «22 декабря. Полночь. Сообщили, что Людников достиг локтевой связи с соседом слева. Надо идти к Людникову...»

За разрешением обращаюсь к начальнику политотдела 62-й армии. Отвечает:

— Можно, но очень рискованно...

Говорю ему, что о победе Людникова надо рассказать всему фронту, газета не может выходить без таких материалов.

— Успокойтесь, товарищ капитан, — сказал мне начпоарм Васильев, — сам понимаю и помогу вам пробраться в 138-ю.

Все разрешилось далеко за полночь, когда в нашем корреспондентском блиндаже появился человек с автоматом поверх полушубка и с гранатами на ремне. Он назвался лейтенантом Бобылевым из «хозяйства Людникова» и, сообщив, что принес донесение в штаб армии, сказал:

— Возвращаюсь обратно в дивизию. Велено корреспондента захватить. Ежели это вы, то собирайтесь, надо до рассвета успеть дойти.

Я застегнул полушубок, захватил полевую сумку, вложил в нее блокноты, зарядил пистолет — и был готов.

— А автомат у вас имеется? — спросил лейтенант.

— Конечно.

— Захватите. Может пригодиться.

Пошли мы вдоль крутого волжского берега. До завода «Красный Октябрь» шли в рост. А дальше пришлось всяко: где пригнувшись, где ползком. В моем тогдашнем блокноте так записано: «В одном месте шли в трех метрах от немцев. Да, да! Обрыв над Волгой. На верхушке обрыва немцы... Мы прижались к самому обрыву. Ползли тихо. Немец заметил. Бросил гранату. Но она покатилась по обрыву и взорвалась у Волги... Несколько часов тому назад здесь шел бой. Берег усеян вражескими трупами. Наши потеснили немцев. Именно в этом месте 138-я достигла локтевой связи с соседом слева...»

К рассвету мы прибыли на КП дивизии. Лейтенант подвел меня к блиндажу-штольне. У самого входа — огромная яма.

— Осторожно, — предупредил лейтенант, — не угодите в воронку.

— Ну и ямища! — удивился я.

— Солидную бомбочку кинул фриц, — произнес лейтенант. — Видать, целился в штаб... Однако ж пронесло...

В блиндаже-штольне, добротно построенном еще летом сорок второго для дирекции завода «Баррикады», сейчас разместился штаб 138-й. Здесь находился и комдив.

Когда я увидел полковника Людникова, мне почему-то показалось, что знаю его очень давно. Это, видимо, оттого, что в Сталинграде фамилию комдива 138-й произносили часто, ибо каждого волновала судьба дивизии.

— Здравствуйте, человек с Большой земли, — так вот назвал меня Людников. Ну да, он ведь прав: как иначе назовешь весь волжский берег, что лежал за пределами крохотного клочка земли, на котором стояла насмерть 138-я дивизия? В сравнении с «островом Людникова» то и была Большая земля.

Комдив забросал меня вопросами — просил рассказать о дивизиях, в которых я бывал: 13-й гвардейской, 284-й, что сражались на Мамаевом кургане. Интересовался, давно ли видел командарма Чуйкова, как он выглядит, что нового в Доме Павлова, верно ли, что снайпер Зайцев какого-то берлинского начальника подстрелил, словом, он хотел получить подробную информацию обо всем, что происходило в сражающемся Сталинграде.

— Завидую вам, корреспондентам, — сказал Людников. — Всюду бываете, все видите и с какими людьми встречаетесь!

Потом он подошел к двери, открыл ее и, обращаясь к адъютанту, что-то сказал ему. Молоденький лейтенант вскорости вошел и положил на стол какую-то большую квадратную плитку.

— Это вам, — сказал полковник. — Угощайтесь. Всех кормим понемножку шоколадом, — улыбнулся Людников.

Дивизии достался склад, оставленный в поселке «Баррикады» эвакуированными торговыми организациями, где хранилось несколько тонн шоколада.

— Если бы не шоколад...

Этой фразой было сказано многое, а именно то, что дивизия, согласно приказу комдива, с 16 ноября жила на весьма скудном пайке, ибо доставка боеприпасов и продовольствия совсем прекратилась. Суточный рацион и офицера, и солдата, и самого полковника Людникова состоял из 15 граммов сухарей, 12 граммов круп и 5 граммов сахара. Патронов выдавали по 30 штук на каждый автомат и каждую винтовку.

— Чем же отбивали вражеские атаки? — спросил я.

— Пять суток, с 16 по 20 ноября, отбивались в основном трофейными боеприпасами и оружием, захваченным у противника.

Когда людниковцы полностью разгромили полнокровный саперный батальон, который прибыл в Сталинград из Германии, дивизии досталось большое количество четырехзарядных браунингов и патронов к ним. Этим оружием вооружались и бойцы, и офицеры.

— Полегчало нам, — продолжал комдив, — после 20 ноября, когда наш фронт пошел в контрнаступление. Из-за Волги к нашему берегу причалили, правда, с трудом, четыре бронекатера и доставили нам боеприпасы, продовольствие, медикаменты. От нас же увезли раненых... А в дивизии осталось всего 500 человек.

По сей день я благодарен судьбе, что свела меня в Сталинграде с полковником Людниковым. Навсегда запомнил его черты — волевое лицо, воспаленные от бессонницы глаза и спокойную, чуть-чуть медлительную речь. В том спокойствии чувствовалась железная воля комдива, вера в победу. Он не жаловался на трудности, которые выпали на долю его дивизии, а как мне показалось, был горд, что именно ему и его бойцам пришлось сражаться в сталинградских наитруднейших условиях. Только под конец нашего разговора он высказал обиду:

— Жалею, что к нам до сегодняшнего дня не смог пробраться ни один корреспондент. А сколько у нас героев! Жаль, что их знаем только мы...

На этих словах мы расстались. Я сказал комдиву, что постараюсь побывать в полках и разузнать о героях 138-й.

А полки были рядом. Один — в двадцати метрах от блиндажа комдива, другие — чуть подальше. Такая вот война была здесь. Все рядом, все в одну цепочку: и комдив, и командиры полков, батальонов, рот, и бойцы. Я узнал, например, как в один из ноябрьских дней большая группа фашистов прорвалась прямо к КП дивизии, и в бой пришлось вступить офицерам штаба, политотдела и роте охраны. Гитлеровцы были разгромлены, но не обошлось без жертв и среди штабистов.

Три дня я находился в 138-й. На четвертые сутки покинул ее. Блокноты были заполнены...

Не собираюсь рассказывать обо всем, что узнал и увидел тогда в дивизии, но одну запись расшифрую. Речь пойдет о командире 344-го полка полковнике Реутском.

...Фашисты обрушились на 768-й стрелковый полк. Их танки и пехота стремились во что бы то ни стало пробиться к Волге. Атака следовала за атакой. Было решено силами батальона капитана Немкова из 344-го полка ударить по флангу врага. Но так случилось, что перед самой контратакой фашисты совершили артналет на НП Реутского. Связь с батальоном Немкова прервалась. Тогда полковник Реутский взял автомат и сказал адъютанту: «Идем к Немкову!». Еще один снаряд угодил в НП. Реутский упал, но вскорости поднялся. Зашатался. Его подхватил адъютант. Связь с батальоном Немкова была налажена. Только сейчас адъютант заметил, что полковник ничего не видит. Он подал командиру полка телефонную трубку.

— Слушай меня, Немков, и не перебивай, — громче обычного говорил Реутский — Поднимай батальон в атаку. Вперед, Немков!

Трубка выпала из рук Реутского, он упал. Полковника, раненного и контуженного, унесли на носилках к Волге, на перевязочный пункт. А он, лежа, продолжал: «Слушай, Немков, только вперед!».

О дальнейшей судьбе Реутского я услышал двадцать лет спустя. Посчастливилось мне снова встретиться с Людниковым, теперь уже генерал-полковником. Было это в Волгограде, где тогда отмечалось двадцатилетие победы на Волге. В коридоре гостиницы я увидел Ивана Ильича. Подошел к нему и доложил.

— Кажется, человек с Большой земли, — сразу узнал меня генерал. — Здравствуйте, товарищ корреспондент!

Генерал пригласил меня к себе в номер, где мы, уютно усевшись, повели разговор о Сталинграде и, конечно же, о 138-й стрелковой дивизии.

— Полковника Реутского, нашего командира полка, помните? — спросил Людников. — Каким он героем был! Не забыть мне его последний сталинградский час: слепой и израненный, он продолжал командовать. Так и не вернулся больше в дивизию.

Далее я услышал рассказ о слепом полковнике в отставке Дмитрии Александровиче Реутском, поборовшем недуг и ставшем одним из активнейших пропагандистов Киева.

— Герои 138-й не сдаются, — заключил свой рассказ о Реутском генерал.

А потом он подал мне вчетверо сложенный лист бумаги и сказал:

— Вчера, сидя в президиуме торжественного собрания, получил эту записку. Читайте.

Я развернул лист и стал читать: «Товарищ генерал-полковник, докладывает бывший сержант 650-го стрелкового полка 138-й Краснознаменной стрелковой дивизии Иван Ильич Свидров.

24 октября 1942 года мне было приказано с группой из четырех солдат защищать один из домов Нижнего поселка завода «Баррикады». Тот дом имел важное значение в обороне, и нас предупредили, что удержать его надо любой ценой. Каждый день мы отбивали по нескольку яростных атак фашистов. Но к вечеру 27 октября у гарнизона иссякли патроны, гранат было мало, а мы уже отрезаны от своих. Трое пали смертью храбрых. Я и старшина-казах ранены. Но бой продолжаем. Мы засели в подвале дома. Хоть под землей, а рубеж наш. И удержали его, пока наши контратакой не отбросили фашистов. Много врагов полегло около дома и в доме, который мы защищали.

А доложить командованию, что гарнизон выполнил задачу, я уже не смог. Потому делаю это сейчас.

Тяжело раненного, контуженного, переправили меня на другой берег Волги и эвакуировали в тыл. После выздоровления вернулся в строй и сражался на других фронтах. В госпитале узнал, что наш гарнизон считали целиком погибшим, а родным послали похоронную. Сейчас живу и работаю в Волгограде. Приглашаю вас к себе в гости».

— Вот видите, только вчера, спустя двадцать лет, я узнал подробности о герое-сержанте, — сказал генерал. — А если бы у нас тогда побывал ваш брат корреспондент, может, вся страна бы услышала про сержанта Свидрова и его дом. И был бы в нашей дивизии Дом Свидрова, как в 113-й гвардейской — Дом Павлова.

 

Прав, конечно, генерал. В той боевой круговерти, которая сложилась в сорок втором на огненном острове, у командира, да и политработников, мало было возможностей, чтобы остановиться, оглядеться и зафиксировать подвиги всех и каждого. Бой не ждал. Он ежеминутно рвал землю и воздух, сотрясал завод, калечил людей. И была у командиров одна лишь забота: сражаться, биться днем и ночью, на земле и в подземелье, поднимать живых в контратаки.

Упомянул я о подземелье не случайно, ибо война на «острове Людникова» шла и под землей. И еще какая война! Фашисты, обломав зубы о нашу оборону на земле, попробовали делать подкопы под дома, стремясь пробраться в них или взорвать. Копали они ход и к блиндажу комдива Людникова. Но и там, под землей, доставали их бойцы 138-й...

Последняя встреча с генералом Людниковым состоялась в 1973-м в Москве, в конференц-зале Всесоюзного общества «Знание». Шло совещание с повесткой дня о военно-патриотической работе среди молодежи. Собралось много ветеранов войны. Людников был в президиуме. В обеденный перерыв мы встретились. Говорили о разном. Под конец он спросил меня, знаком ли я с его однополчанином, живущим в Свердловске, Ильиных Николаем Георгиевичем. Я хорошо знал Ильиных, много раз встречался с ним.

— Достойный человек, — сказал генерал. — Храбрый, отчаянный. Был комиссаром, а затем замполитом первого батальона в 344-м полку. Все время находился на линии огня. Много раз в отсутствие командира становился во главе батальона и мастерски вел бой... Привет ему передайте!

Больше я не увидел живого Ивана Ильича Людникова. Однажды, будучи в Калининграде, посетил знаменитый блиндаж, где в апреле 1945 г. состоялось подписание Акта о безоговорочной капитуляции вражеского кенигсбергского гарнизона. Ныне здесь музей, в котором запечатлен подвиг советских войск, разгромивших восточно-прусскую группировку противника. И среди героев-победителей я увидел портрет генерала Людникова, командовавшего войсками 39-й армии. И подумалось, какой длинной и славной дорогой прошел человек — от Волги до Балтийского моря, сколько побед вписано им в боевую историю нашей армии! А у истока была огненная земля, которая и поныне зовется «островом Людникова».

              Левин Юрий Абрамович
              Сталинградские дни и ночи

Описание тайника

Содержимое тайника

Путешествие на огненный остров.

Интернет-блокнот

Отметить все Убрать все отметки Распечатать интернет-блокнот тайника Оставить запись в интернет-блокноте тайника RSS-канал интернет-блокнота тайника Отправить ответ на виртуальный вопрос Добавить фотографии посещения тайника Оценить свои впечатления от посещения тайника Рекомендовать тайник Сообщить о проблеме с тайником Спрятать все Показать все

sergej1976 (09.05.2016 16:11:31)
Тайник взят 9.05.2016. Место очень интересное. Интересен и ответ на поставленные вопросы. Автору спасибо.
Arilent (31.03.2016 12:44:54)
Ответы найдены 29-го не без помощи Жени, которая уже брала этот тайник зимой. Сейчас же всё выглядит иначе и пришлось поискать. Найти тот же спуск к Волге та ещё задача, учитывая строительную технику повсюду.
Poleva (11.03.2016 10:54:56)
Sergio79 (05.07.2015 21:38:00)
ДаниилС (24.06.2015 15:53:16)
Aqvarius (12.05.2015 14:10:20)
Баранья Нога (08.05.2015 13:36:00)
TreeHouseTrip (15.03.2015 20:38:41)
mega-kem (09.03.2015 08:01:52)
Katerin-ka (19.05.2014 18:53:00)
_wolf (07.05.2014 22:41:14)
ЖЖ и Chuma (25.10.2013 14:33:15)
Gars (16.09.2013 21:22:49)
Юлишна (02.09.2013 23:32:47)
Rog&Co (29.08.2013 19:52:30)
Knota (26.05.2013 01:56:52)
lastochka491 (21.09.2012 22:11:35)
ANesbytnov (04.08.2012 20:10:10)
Serg&El (15.06.2012 12:31:21)
Zacats (12.01.2012 18:06:35)
Байдерины (11.09.2011 18:58:58)
Matador (29.07.2011 22:41:55)
=Shamanka= (25.07.2011 07:07:41)
JP (09.05.2011 11:53:31)
ink (20.01.2011 13:16:34)
zoranz (03.01.2011 20:02:39)
Авторизация
E-mail:
Пароль:
Запомнить меня
Входя в игру, я обязуюсь соблюдать Правила
Зарегистрируйтесь
Забыли пароль?
Выбор тайника
Название:
Расширенный поиск

Поиск по сайту
Мини-карта сайта
Экспорт новостей
Новые тайники
Новые фотоальбомы
Интернет-блокноты

Наши партнеры

Скачать приложение Геокешинг на Google Play.

Скачать приложение Геокешинг на Apple Store.

Скачать приложение Геокешинг на Windows Phone.

Архив
Карта 0 Карта 1 Карта 2 Карта 3 Карта 4 Карта 5 Карта 6 Карта 7 Карта 8 Карта 9 Карта 10 Карта 11 Карта 12 Карта 13 Карта 14 Карта 15 Карта 16 Карта 17 Карта 18 Карта 19 Карта 20 Карта 21 Карта 22 Карта 23 Карта 24 Карта 25 Карта 26 Карта 27 Карта 28 Карта 29 Карта 30 Карта 31 Карта 32 Карта 33 Карта 34 Карта 35 Карта 36 Карта 37 Карта 38 Карта 39 Карта 40 Карта 41 Карта 42 Карта 43 Карта 44 Карта 45 Карта 46 Карта 47 Карта 48 Карта 49 Карта 50 Карта 51 Карта 52 Карта 53 Карта 54 Карта 55 Карта 56 Карта 57 Карта 58 Карта 59 Карта 60 Карта 61 Карта 62 Карта 63 Карта 64 Карта 65 Карта 66 Карта 67 Карта 68 Карта 69 Карта 70 Карта 71 Карта 72 Карта 73 Карта 74 Карта 75 Карта 76 Карта 77 Карта 78 Карта 79 Карта 80 Карта 81 Карта 82 Карта 83 Карта 84 Карта 85 Карта 86 Карта 87 Карта 88 Карта 89 Карта 90 Карта 91 Карта 92 Карта 93 Карта 94 Карта 95 Карта 96 Карта 97 Карта 98 Карта 99 Карта 100 Карта 101 Карта 102 Карта 103 Карта 104 Карта 105 Карта 106 Карта 107 Карта 108 Карта 109 Карта 110 Карта 111 Карта 112 Карта 113 Карта 114 Карта 115 Карта 116 Карта 117 Карта 118 Карта 119 Карта 120 Карта 121 Карта 122